TOPICS :: ПУБЛИКАЦИИ  
Грузия: новый портал  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

Супра

Добавил: Светлана Собуцкая-Бу on 08 Мар, 2010 г. - 18:10
Автор: Светлана Собуцкая-Буачидзе

                                            

                                           Супрa или

                        Скатерть-повелительница

                                              Феерия 

 Вначале была пища, затем она стала едой, позже появился стол, и только потом уже  - скатерть, на которую ставили еду как угощение. 

 У каждой страны -  своя еда,  своё вкусовое разнообразие, свой ритуал угощения. 

На протяжении столетий в Грузии создавался ритуал угощения, не только дошедший до нашего времени, но и сохранивший языческую свежесть   предков с их закодированной мудростью  бытия . 

 Любопытно, как и кто повседневно управлял  ритуалом  угощения?

 Люди или предметы ими созданные?

Вопрос вполне закономерный, потому что с незапамятных времён (никто не скажет точно, когда это случилось) стало очевидным, что предметы,  созданные людьми, - особенно ритуальные - (скажем, обыкновенная скатерть )   начинают жить самостоятельной жизнью.  

Они становятся взыскательными, требовательными, властными, у них появляются почти тиранические повадки. Они диктуют, что и как следует делать, . Так надо!  Вот так!   По-другому нельзя.

И люди, как ни странно, не спорят с ними, начиная священнодействие, - убранство стола, -  не сопротивляются им, а  весело и беззаботно, или озабоченно, в зависимости от ситуации,  повинуются,  не беспокоясь об успехе, зная заранее, что СКАТЕРТЬ себя в обиду не даст. 

 Речь ведь пойдёт о ней, о скатерти, самом прозаичном, на наш взгляд, предмете. 

Если вы так думаете о грузинской  скатерти, то глубоко  ошибаетесь. Чтобы в этом убедиться, вам рекомендуется  перевести  слово СКАТЕРТЬ  на грузинский язык, чтобы увидеть, как оно  тут же преображается у вас на глазах, приобретая совершенно новое качество, присущее сказочной скатерти-самобранке, то есть, слово становится обладателем сверхъестественных свойств.

Скатерть   по-грузински  - СУПРА,  и звучит это короткое слово,     как заклинание и повеление, торжественно и даже грозно, с ним не шутят - ему повинуются.

 В Грузии это известно всем, ибо давным-давно слово стало загадочным, даже волшебным, преображённым изнутри, наполненным тайных смыслов - отсюда  известное гостеприимство. 

  В отличие от скатерти-самобранки, которая  появляется вдруг сама по себе  как заветная мечта путника поесть и попить, Супра- сотворение чуда -  создаётся  организованно и осмысленно на  глазах поражённого и очарованного путника, ибо она - дело рук человеческих  и его доброй воли. 

 По-грузински Супра - обыкновенная  скатерть, а в более широком смысле - это застолье, т.е. сидение за столом, покрытом скатертью и уставленном всевозможными яствами. 

А яств на скатерти должно быть видимо-невидимо, чтобы глаза разбегались  и не знали, с чего начинать, чтобы  и скатерть не была видна,  ведь она  - не виновница торжества, а всего лишь  - повелительница, можно и не высовываться. 

 Безмолвие и скромность скатерти говорят сами за себя, её достоинства непререкаемы.      

 Как и все столы мира, грузинский стол рассчитан на хороший аппетит? 

Не только...  Странный вопрос для Супры... 

 Еда на столе - это изобилие и  щедрость  в их первозданном виде, а сидение за столом -  ритуал многовековой культуры. 

  Избирается тамада - полновластный хозяин  застолья, его  организатор,   ведущий, управляющий, назовите его как хотите, от этого суть дела не меняется, одним словом,  - режиссёр театрализованной постановки  под  будничным  для живущих названием   - "Дело житейское".

  Тамада -  назначенный или избранный  хозяин застолья -  серьёзно и с большой ответственностью  будет относиться к своим обязанностям, (иногда тамадой может быть и хозяин дома, совмещая таким образом два статуса).

Как уже сказано , не грех и повторить, что еда на столе - это спектакль изобилия и щедрости, полноты бытия.

 На столе должно быть ВСЁ. 

  Непонятно? Абсолютно всё, что может себе позволить кошелёк и предложить сезон: овощи, мясо, рыба, фрукты, сладости, разумеется, не всё сразу, а постепенно, по восходящей. За столом не торопятся - всему своё время.

 Стол, покрытый скатертью, заполняется изысканной, украшенной зеленью и зёрнами граната едой  и превращается в Супру. 

Священнодействие начинается!  Занавес поднимается, и перед изумлённым взглядом путешественника (а так как все мы -путешественники в каком-то смысле) возникает накрытый до приёма гостей и для приёма стол.

 Салаты из порезанных овощей, приправленные пряной зеленью, которая произрастает в Грузии круглый год, - бессменное блюдо на столе, объединяющее все сезоны. Помимо этого стол украшается целыми овощами: огурцами, помидорами, редиской , сверкающими свежестью и красками, пучками  съедобных, целебных  и благоухающих " трав" - тархуна, цицматы, петрушки.

Нетронутые овощи -  натюрморт  и одновременно своеобразный запас - на всякий случай. Хотите ешьте, хотите любуйтесь! Всегда находятся любители и того и другого.

 Маленьких тарелок на столе, как звёзд на небе, а в них - чего только нет! 

В первую очередь,  - разнообразие пхали из жареных и варёных овощей: баклажан, шпината, зелёной фасоли, свеклы, капусты моркови, словом , всех овощей.  Породнившись с орехами, то есть, соединившись  с неповторимым ореховым соусом, ( молотые орехи, заправленные соответствующими пряностями и зеленью) овощи преображаются и превращаются в кулинарные деликатесы с  неповторимым вкусом. Сколько бы вы  ни пробовали,  их вкус  не повторяется. (Ну, примерно, то же самое, как нельзя дважды ступить в одну и ту же воду). Пхали -  это импровизации, вариации на одну и ту же тему, маленькие шедевры грузинской кухни, покоряющие всех, кто их пробует. Их едят с лепёшками из кукурузной муки - мчады. Сочетание бесподобное!.

Рядом с пхали -  сыры: сулгуни, имеритинский, гуда,  нарезанные красивыми ломтиками, разложенные на тарелке так, чтобы каждый без труда мог выбрать по собственному вкусу.. 

А кто в Грузии не любит сыр, если он тоже неповторимый?

 Кто откажется от него? (Если не есть, то хотя бы попробовать).

Затем на столе обязательно должна быть рыба- цоцхали, грузинский деликатес, или форель - жареная или варёная- или какая-нибудь другая рыба, например, сом,   залитый соусом киндзмари.  Холодные мясные блюда представлены кучмачи, измельчённой печенью, отварной курицей под ореховым соусом - бажи или сациви,  знаменитым грузинским поросёнком со сливовым соусом -ткемали, тоже неповторимым ( сколько хозяек  - столько  же и вкусового разнообразия).  

Всё это уже  на столе ждёт застигнутого врасплох  гостя.  Стол до его прихода был заполнен  невидимыми кудесниками по распоряжению Супры -  требовательной хозяйки и распорядительницы, скрытой от глаз несметным количеством тарелок и  потому  невидимой неискушённому взгляду.

На этом внешнее сходство со скатертью-самобранкой кончается.

Где хозяин  - тамада, там хозяйка - Супра. У Супры нет и не может быть соперниц, поэтому  хозяйка дома за столом не сидит, она только изредка появляется,  и тут же исчезает, чтобы беспрекословно выполнять  повеление всезнающей Супры.

 Стол начинает работать.   Приносят горячие хачапури, лепёшки с сыром. Они покоряют всех, кто их пробует, на всю жизнь (по собственному опыту знаю). Можно сказать, что с их появлением начинается магия грузинского стола, проявление его могущества и  слабости ( в смысле , трудно устоять).   Одним словом, Супра начинается!  

Приносятся разнообразные яства, уносятся только пустые тарелки, и опять несут и несут. И так становится интересно, что могут возникнуть   незатейливые, праздные, и , возможно, даже неуместные вопросы. 

А чего же на столе нет? Неужели всё?!

 Что же ещё можно принести, ничего не убирая со стола? 

 Неужели это всего лишь ловкость рук накрывающих стол кудесников и одновременно телохранителей Супры?

Почему   же на столе не  должно быть просветов? 

  Неужели чтобы скрыть с глаз скатерть-повелительницу,  сделать её невидимой и неуязвимой? 

Или просто, по-житейски, не уносят, чтобы никто не пожалел, что не успел чего-нибудь попробовать,  распробовать из того , что стоит на столе? 

Пустые тарелки тут же снова наполняются, чтобы изобилие было явным и очевидным?

Чтобы всё было нетронутым для прихода новых гостей, потому что нужно создать полную иллюзию, что именно их и ждали?  

Ведь каждый гость  - это продолжение праздника, его непрерывность.

 А, может быть, стол заполнили,  чтобы остановить время, чтобы никто  никуда  не вздумал торопиться и попытался прожить отпущенное  ему за столом время в другом измерении? 

Много вопросов может возникнуть у гостя издалека, а тем временем  кудесники начинают приносить  "горячее":  мясные соусы, зажаренную в духовке индюшку с айвой, затем  отварную говядину, хашламу, посыпанную зеленью петрушки, или отваренную целиком лопатку -  бечи, потом шашлык , хинкали , затем фрукты, сладости. Уф!

Сколько можно съесть? Можно ли всё съесть? Нужно ли всё съедать? 

Это вопросы рациональные. Грузинский стол - грузинская Супра  -такими вопросами не задаётся.  У неё свои законы, правила игры, и свои интересы.

Праздник - это святое!  Еда и питьё  - неотъемлемые составляющие праздника, поэтому и еды, и питья должно быть много, чтобы хватило на всех и всем.

Что значит на всех ? Сколько их?  Могут быть сотни приглашённых, если это свадьба, или поминки.

  Но кто считает? Вам никто не скажет точно сколько!  Это не принято и бесполезно спрашивать,  всех не сосчитаешь! 

На праздник приглашены ВСЕ.

 Стол грузинский  подобен поезду, в который пассажиры входят,  усаживаются, выходят, уступают место, едут стоя. Гостей может быть больше, чем мест за столом, они могут расположиться где-то поблизости,  беседуя друг с другом на почтительном расстоянии от праздничного стола, заставленного яствами.  Постепенно и не торопясь они занимают освободившиеся места.  Им меняют тут же столовые приборы, и  Супра принимает  каждого нового гостя, как первого, как единственно желанного. 

Но всё жё гости делятся на почётных, приглашённых по случаю, возможно, ещё никогда не сидевших за грузинским столом, ради которых затеяно застолье. Им-то  надо угодить, их надо удивить, их-то надо побаловать и позабавить хорошо слаженным и отрепетированным житейским спектаклем.

 За ними следуют близкие друзья семьи, прилагающиеся к  почётным гостям, так называемая свита хозяина, создающая атмосферу праздника, затем -родственники, помогающие и участвующие в священнодействии.  

В Грузии принято, чтобы близкие помогали в приготовлении пищи и убранстве стола. Всё делается умело, слажено, с любовью.

Приглашённые, если они приезжие, не посвящены в тонкости церемонии, не знают, что их  ждёт ритуал, пришедший из далёких времён, проверенный  веками,  ритуал, хорошо и надёжно устроившийся и прижившийся в каждом грузинском доме для каждодневного благословения  вечности и щедрости бытия.  А  иначе как их удержать -  вечность и бытие?

Так было, так должно быть, так будет всегда.

Всё  должно быть забыто за столом, кроме его  ритуальных правил, хорошего тона, испытанных временем.  А правила стола - незыблемые: все должны быть накормлены, замечены, обласканы, пригреты, каждому гостю поклон в виде персонального тоста, благодарность за присутствие, за радость лицезреть его. 

"Позвольте нам полюбоваться вами!"- " Позвольте поухаживать за вами'  Старомодно? Смешно? Странно? 

Да, странно, как до сих пор удалось сохранить  грузинскому языку такие трогательные выражения,  требующие  соответствующей манеры поведения!  Как не покинули грузинский язык эти выражения, столь ласкающие слух гостя издалека,  как они сумели выжить, пройдя через  столь суровые  века ,  сохраняя радость на земле?

 Откуда берётся эта  застольная радость, никто  не знает , но известно, что она заполняет  бокалы животворной влагой под незатейливым - пока что - названием  грузинское вино,  которое разливается, сопровождаемое вереницей слов, обладающих гипнотическим свойством внушения, уже не одно тысячелетие, слов столь неожиданных, сколь и лестных, что  не знаешь, чему дивиться - первому или второму,  тем более, что вино пьётся медленно, долго, его  не измеряют бутылками, им наполняют сосуды, из которых  затем щедро  разливают в бокалы. Вино никогда не кончается, во всяком случае,  гостю кажется, что оно льётся из рога изобилия.  

  Вместе с вином  и отменной едой гостя награждают  добрыми словами,  и гость, незнакомый с древними обычаями грузинского стола, начинает верить в свою исключительность, избранность,   в которую перестал давно верить при других обстоятельствах, но за грузинским столом ему напомнили об этом, и гостю тепло на сердце, светло на душе. 

Непроизвольно  благодарность  начинает переполнять  его существо, не верящее в то, что ТАКОЕ возможно, что это не во сне, что это при жизни ему воздают почести, которых он , конечно же,  заслуживает. 

 Гость счастлив, вокруг него витают невидимые частицы  этого сложного и одновременно простого состояния, когда хочется жить, когда верится , что всё хорошее сбудется, что любовь уже заполонила весь мир и на его долю тоже достанется, как поётся в песне Булата Окуджавы: 

 "Дай же ты всем понемногу, и не забудь про меня". 

 Сначала всем, а потом мне. И вот, досталось!

  А тем временем застолье продолжается,  ведущий стол  опытный тамада создаёт особое настроение, особую атмосферу, и, оказывается, (это становится совершенно очевидным), что за столом присутствуют избранные, лучшие на этом свете, их много (стало быть, добро уже победило зло) и всем им предлагается  тост за Грузию. 

Тост произносится со всеми возможными  и невозможными интонациями: проникновенно-нежными, с пафосом и патетикой, с гордостью и любовью,  и последняя побеждает.

 Может быть , в этом заслуга Супры и поэтому она застенчиво спряталась?  

 Кто не переживал такого необыкновенного, неправдоподобного состояния за грузинским столом?  Когда еда сама добровольно уходит на второй план, она как бы незаметно уплывает в никуда, ибо не ею занято застолье. Супра объединила сидящих  за столом, и это - главноё. Она не обиделась на тех, кто не притронулся к еде, а только любовался ею , а таких немало. (Кстати, в последнее время нечто подобное  рекомендуется диетологами во всём мире)

А между тем  Супра продолжается...

 Круг застолья постепенно расширяется: вспоминаются  отсутствующие, те, которые могли бы быть, но их нет сегодня,  поминаются  ушедшие навсегда, но их помнят, и они за столом сегодня и всегда. Эти невидимые гости раздвигают  стены  дома, увеличивают пространство, размеры стола.  Жизнь приобретает  временную протяжённость.  весомость, значительность . Ничто и никто  не уходит, и время повисает над  сидящими за столом  прозрачным куполом, сквозь который  (о, чудо!) просматривается ушедшее время, которое так же бережно приглашало к застолью всех видимых и невидимых, чтобы донести до нас то, что ему удалось сохранить. 

Этот особый дар грузинслой земли  обьединить за столом всё лучшее, что предлагает жизнь во всех странах и во все времена, не везде приживается, почва не всегда бывает благоприятной для внимания, любви, дружбы, щедрости, в в теплицах эти диковинные плоды не выживают, им нужно много солнца, воздуха, вина, улыбок, им нужен умелый поводырь, им нужно место, где мифы не только рождаются и умирают, но и выживают,  бережно охраняемые, ибо Супра поддерживает жизнь мифов о вечной дружбе, о  библейской любви, которая одна только и может спасти жизнь на земле.

  И, действительно, спасает!   И разве это не очевидно уже всем в наше  несколько погрустневшее время? 

 "Не оскудеет рука дающего!"  

Всё отдают гостю: и всё возвращается в Грузию в виде  легенды. 

Отдают время, готовя пиры, а оно возвращается  запечатлёнными в памяти  гостей воспоминаниями о благодати, радости и любви.

Тратят деньги, готовя угощение, а они удваиваются в рассказах удивлённых свидетелей о грузинских пирах,  ну, точь-в-точь, как  в рассказах  рыбаков о пойманной рыбе. 

Отдают силы Супре, а они умножаются от веселья и радости гостей, поражённых желанием угодить, порадовать.

Неужели такое бывает? Где? В какой стране?

За горами, за долами в маленькой, солнечной  и гостеприимной  Грузии, где испокон веков и по сей день  обитают  бессмертные мифы.

Жить в мифе о любви и дружбе и поддерживать его живучесть, понимая важность его присутствия в мире,  - вот что объединяет людей вокруг грузинского стола. 

И гостю ничего не остаётся, как присоединиться  к живучести мифа и участвовать в его очередном возрождении,  и, главное, нужно  проверить самому , чтобы  поверить и убедиться в том, что миф создан для спасения  живых душ, призванных благославлять жизнь. 

Многие лета!

Мравалжамиер!

Супра сопровождается совершенно божественным пением, что придаёт ей сходство с литургией во славу бытия, которого , к сожалению, может и не быть, если не охраняются его основы. 

Полифония или многоголосие прижилось в Грузии из-за своеобразия рельефа, благодаря  живущему в горах эху,  которое охотно отвечает всем, желающим общения. Позволительно ведь предположить и такое?

-Ау! Ау! 

Невидимое эхо откликнулось, как бы подсказывая людям  петь вместе,  чутко отзываясь на каждый голос. 

  Начинает один, к нему трепетно присоединяется ещё один, вступают постепенно  всё новые голоса, которые соединяются в единый могучий горный поток, смывающий  суету сует, очищающий душу для  противостояния небытию и утверждения вечности,  которая вместе с эхом завороженно и  несколько настороженно прислушиваются  к созданному ими пению, сверяя незыблемость гармонии, а проще говоря - согласия.

Звучит гимн долголетия "Мравалжамиер".  В грузинском многоголосии  царит удивительное согласие многих голосов, в нём чувствуется и слышится и любовь к  самой гармонии, и любовь к  создателям этой гармонии, для этого достаточно посмотреть на просветлённые лица поющих.

 Многоголосие передаётся из поколения в поколение "на слух", И нужно хорошо прислушиваться поющим друг к  другу , а в Грузии поют все, чтобы  голос вписался и не нарушил  столь хрупкую, но живучую и здравствующую по сей день гармонию. 

 Супра, умиротворяя, предлагает тост во славу Согласия.


У всего на свете имеется лицо и изнанка. Даже у бессмертного мифа, как это ни парадоксально. 

Изнанкой  застолья, его  реальными врагами  являются побочные эффекты или явления, как от любого лекарства, предписанного для  излечения больного.  

Всем известны сопутствующие пирам излишества:  расточительность, объедание, алкоголизм  и прочее.. 

 Кто не слышал об этом многократно?

Хочется только упомянуть  о "побочных явлениях"  и пройти  мимо, оставив их на совести тех, кто ещё не понял, что сказка разрушается  людьми, но и создаётся ими же. 

Ну, а кого больше?

 Наверняка тех, кто поддерживает жизнь сказки, присутствует и участвует  в ней, и я счастлива, что  оказалась  среди них.

Так мне кажется...


Сказочный подарок Супры.

Живя в Грузии долгие годы,  мне довелось ближе познакомиться с Супрой и  на себе  испытать её могущество. 

Теперь, спустя десятилетия, я понимаю, что  Супра, помогающая  всем в трудные и радостные мгновения жизни, возможно, знала,  что когда-то волею судьбы я  выйду за пределы её влияния, и решила  преподнести мне  совершенно сказочный подарок на свадьбу  дочери. 

 Оказывается, не только себя, но и других она в обиду не даёт, и я  смогла в этом убедиться.  Событие оставило глубокий след  в моей памяти . 

Предполагалось, что свадьба дочери состоится дома, а это было связано с решением многих вопросов, которые следует решить до того как Супра-повелительница займёт своё почётное место  и скроется с глаз. 

И главный из вопросов -  составление меню.

 Я шла по проторенной  дороге, надеясь, что она меня выведет, как выводила всех до меня,  рассчитывая, как всегда, на собственные силы.

Находясь под влиянием   Супры, я не сомневалась в том , что " на столе должно быть "всё", а за окном  стояло тбилисское лето, жаркое и беспощадное,  Как быть? 

И мной овладел неминуемый стресс. 

 Вдруг к нам  с визитом приходят  нежданные гости, доброжелательные, приветливые, улыбающиеся Пакуна, Дареджан и Гиви - известные кудесники Супры и наши не самые ближайшие родственники. (Боюсь, что так в Грузии не говорят).

Со всей деликатностью они, будучи приглашёнными, поинтересовались, чем я собираюсь заполнить свадебный  стол, задавая при этом наводящие вопросы.

Разумеется, это был своеобраный экзамен, усвоила ли я необходимые знания,  так я понимала их вопросы. 

 Ученицей я оказалась, по-видимому, не из худших , и ,не подозревая ни о чём, стала перечислять желаемое мной и достойное Супры, о  могуществе которой я тогда не особенно задумывалась, всё было некогда. 

Пакуна , Дареджан и Гиви согласно и одобрительно кивали головой,  и я была рада, что экзамен сдаю успешно. 

Я получила высшую оценку и подарок от Супры, о котором и мечтать не могла.  Внимательно выслушав меня, они сказали, чтобы я не беспокоилась, что они сами принесут за час до прихода гостей пхали,  рыбу,  и много чего, что я, от растерянности тогда и за давностью лет, уже не помню . 

 Вот так надо!  По-другому нельзя, - велела Супра- повелительница, желая снять мой стресс присланными ею  кудесниками  в лице Пакуны,  Дареджан и  и Гиви. 

Было это или не было? Было...как в сказке.

 Пакуна и Гиви пели  на свадьбе  замечательными голосами. Их пение я слышу, как далёкое эхо из Грузии,  оно звучит по сей день в моей душе,  наполненной растущей с годами благодарностью.

Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org