TOPICS :: ПУБЛИКАЦИИ  
Грузия: новый портал  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

1918
Тбилиси. Переговоры миссий Великобритании и США с правительством Грузии; достигнуто соглашении о высадке в Грузии английских войск. Борчалинский уезд. Армянские войска атаковали грузинские части в г.Санаин

Гела Бежуашвили на радио Эхо Москвы

Добавил: Инга Савельева on 03 Ноя, 2006 г. - 05:10
Источник: Эхо Москвы
Гела Бежуашвили
министр иностранных дел Грузии

02 Ноября 2006
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете радио "Эхо Москвы", у микрофона Алексей Венедиктов, это программа "Разворот", сегодня мы вместе с моим коллегой, обозревателем журнала "КоммерсантЪ Власть" Наргиз Асадовой принимаем Гелу Бежуашвили, министра иностранных дел Грузии, добрый день.

Н. АСАДОВА: Добрый день.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз.

Н. АСАДОВА: Гела, вы первый, первое официальное лицо Грузии, которое приехало в Россию после этого антигрузинского скандала, российско-грузинского скандала, так скажем, тяжело было приехать в Россию, чья это была инициатива?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Непростые отношения, конечно, сейчас, но я как сказал вчера коллеге Сергею Викторовичу, у нас работа такая, непростые вопросы решать, поэтому настрой абсолютно нормальный, что я считаю, что уезжаю из Москвы не с пустыми руками, я уезжаю из Москвы с хорошим пониманием того, что я слышал, что я услышал от российских коллег.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. раньше этого понимания не было?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вы знаете, я считаю и я зафиксировал позицию о том, что мы считаем, что реакция на этот шпионский скандал, она была неадекватной. И я, честно говоря, считаю, что есть все основания у нас, я это сделал, сказать, что нужно выходить не на режим санкции, а нужно восстанавливать нормальные отношения, снимать все санкции, потому что они не принесут ничего хорошего.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в ответ?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Есть у нас…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в ответ?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Есть вопросы у российской стороны, мы попытались на эти вопросы ответить, дело в том, что был вопрос о том, что давайте с такой риторикой, невозможно оперировать, давайте снижать риторику, я с этим согласен. И мы будем это делать, потому что я считаю, что для нас всех очень важно, чтобы люди, которые сегодня задают очень много вопросов и в Грузии, и, я уверен, в России, что происходит с двумя соседями, что происходит с людскими судьбами, а я вам скажу, что очень болезненно воспринимается вопрос, так, как относятся к грузинам сегодня в России.

Н. АСАДОВА: Скажите, а как вы отвечаете на этот вопрос, в чем причина последнего обострения отношений между Россией и Грузией? Это скандал с ГРУшниками нашими?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вы знаете, это вершина айсберга, я бы так сказал, вопросы копились, это просто взорвалось все быстро, потому что реакция была очень болезненна на этот вопрос, хотя я думаю, что то, что произошло с этими, со шпионским скандалом, это не самая главная причина. Причина в другом.

Н. АСАДОВА: В чем?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Причина, я думаю, на мой взгляд, это после развала СССР идет процесс идеологического, идет идеологическая борьба. И я думаю, что грузинское общество, оно сделало свой выбор в пользу открытого демократического общества. Мы хотим строить свою собственную страну, маленькую, но свою. И основной политической целью поставили объединить страну, потому что мы все понимаем, что нельзя построить солидное устойчивое общество без установления контроля и территориальной целостности страны. Я думаю, что и нынешнее руководство России, я имею в виду президента Путина, они сделали то же самое, они постарались укрепить страну, постарались укрепить свою государственность, какой ценой - это другой вопрос, здесь я думаю, что цену заплатили тоже большую, но, с другой стороны, я думаю, что это понимание должно быть, чтобы вокруг тебя, вокруг России были открытые демократические общества. Это интерес России такой, я думаю, должен быть.

Н. АСАДОВА: Гела, когда вы вошли в студию, вы сказали, что вы сегодня улетаете в Тбилиси через Киев. Скажите, а вам ответили на вопрос, когда прекратится блокада транспортная Грузии? Когда вы сможете напрямую летать из Москвы в Тбилиси?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Это вопрос, наверное, моим российским коллегам.

Н. АСАДОВА: А вы его не задавали им?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я этот вопрос не только задавал, им сказал, что это нужно снимать как можно быстрее, потому что мы окажемся очень скоро, мы окажемся, мы столкнемся еще с другой проблемой, не только ксенофобией, а мы потеряем самое главное, это людские и человеческие контакты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тем не менее, все-таки.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: И это будет сложно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тем не менее, ответьте, пожалуйста, на вопрос Наргиз, вы поставили вопрос перед Сергеем Лавровым, Игорем Ивановым, вы с Сергеем Ивановым встречались, с министром обороны, нет, нашим?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Министр обороны был в Норвегии, насколько я понял, поэтому я не смог, хотя у нас есть отношения, я был министром обороны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, поэтому я задал вопрос. Так вот, все-таки, что вам ответили по поводу транспортного сообщения? Вы же сказали, наверное, что вы прилетели через Баку, улетели через Киев?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вы знаете, насколько я понял ответ, такого четкого ответа я не получил, конечно, но насколько я понял, мои российские коллеги ставят это в зависимость от поведения Грузии, что я не могу понять, что это такое.

Н. АСАДОВА: Скажите, вам выдвигали условия, что должна сделать Грузия, чтобы Россия сняла блокаду?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Нам было сказано, что Грузия не должна вести антироссийскую политику.

Н. АСАДОВА: Что значит антироссийская политика?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Спасибо, я задал тот же вопрос. Я задал тот же вопрос, что значит антироссийская политика, разве политика на построение демократического общества европейского типа является антироссийской? Что увидели, это прогрузинская, четко прогрузинская, прогосударственная политика нашей команды.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте я попробую занять позицию министра иностранных дел Сергея Викторовича Лаврова, да простит он меня за это, Грузия шантажирует Россию, заявляя о том, что будет пересматривать протокол по ВТО. Это, конечно и безусловно, антироссийское действие, которое россияне здесь воспринимают, по поводу ВТО был разговор, Гела?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вопроса не было.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вам задал его.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: И Сергей Викторович был не так резок, как вы, мы с ним общаемся довольно долго. Что касается ВТО, никакой антироссийской политики нет. А что есть, я вам скажу, в 2004 г., когда было достигнуто соглашение между двумя сторонами, двусторонние переговоры по вступлению России в ВТО, была достигнута договоренность, и Россия брала на себя обязательства выполнить два условия. Первое, не иметь разный режим торговли с одной страной, это имеются в виду таможенные пункты пропуска должны были быть везде легальными. И второе, бороться с фальсификацией на своей территории той продукции, о которой мы просили в течение многих лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот, теперь боремся.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Опять говорю, неправильными методами. Что касается, мы заинтересованы в том, что Россия играла по правилам международной торговли и была членом ВТО, мы заинтересованы. Мы, кстати, не блокируем многосторонние переговоры с Россией, вы знаете, вчера прошли такие переговоры по сельскому хозяйству. Мы не будем блокировать многосторонний формат, но мы будем фиксировать в многостороннем формате проблемы торгового характера, которые имеет Россия с организацией и с членом этой организации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Иными словами, вы все-таки накладываете вето реально?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Нет, мы имеем право накладывать вето.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Мы будем использовать этот рычаг, но мы настроены конструктивно решать вопросы. Мы сказали российским коллегам, давайте, решайте вопросы. Это не политический вопрос, это вопрос вашего выполнения стандартов мировой торговой организации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Интересно у них, Наргиз, получается. ВТО у них не политический вопрос, а "Газпром" у них политический вопрос.

Н. АСАДОВА: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вы сегодня утром комментировали.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Честно говоря, я признаюсь, во всем есть политический, во всем есть политическая подоплека, естественно, и в ВТО. Что касается "Газпрома", я, сегодня утром мне сказали какие-то цены выставляли.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 230, я вам скажу.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Мы еще не получали официального подтверждения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Послушайте, "Газпром" - наш акционер, я вам говорю, 230.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Понятно.

Н. АСАДОВА: Какова формула составления цены?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я бы хотел услышать, вы задаете те вопросы, которые у меня сами накопились, в этом случае, к "Газпрому".

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы хотим от вас ответа.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я, мы, у нас было такое, абсолютно нормальное ожидание чего-то такого, ни у кого иллюзии не было, что Россия не будет использовать этот элемент, где экономические санкции, где приостановили, так сказать, нормальное авиасообщение, естественно, здесь будут большие цены на газ, это было объективно.

Н. АСАДОВА: А уровень цен вы предугадали?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Формула, у меня будут вопросы, как формируется цена на газ, если мы будем следовать той формуле, которую в прошлом году нам объясняли, 110, то давайте посмотрим, соответствие цены на нефть, плюс транзиты, плюс проценты, плюс это, посмотрим, давайте посмотрим. Если это объективно, понятно, рыночная экономика, все должны платить по счетам. С другой стороны, мы не понимаем, почему цены так различаются в соседстве. Поэтому давайте, я не хочу сейчас манипулировать, здесь есть другие люди, более компетентные.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И посмотрел на меня.

Н. АСАДОВА: Но вы же газпромовский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вы же сами сказали, что вы работаете на "Газпром". Люди, я думаю, будут договариваться, единственное, я тоже, мы это не обсуждали вчера, потому что я считаю, что это более коммерческий вопрос большой политической составляющей, что неудивительно. Но, с другой стороны, политически использовать энергетические шаги, естественно, Россия не только на Грузии использует, а это ее карта, которую она разыгрывает глобально, поэтому здесь никаких иллюзий ни у кого нет. У нас есть альтернативы, мы будем переговоры вести по альтернативам.

Н. АСАДОВА: Собственно, об этом…

Г. БЕЖУАШВИЛИ: В том числе, с Россией.

Н. АСАДОВА: Об альтернативах я хотела поговорить, вы были недавно в Азербайджане, договорились ли вы с азербайджанцами о поставках газа или как, откуда еще будете газ получать?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Вы знаете, что, у нас через территорию Грузию проходит газопровод, который идет на Турцию, Эрзурум, который будет, начнет работать до конца этого года.

Н. АСАДОВА: Но он в декабре, по-моему, только будет, закончено строительство.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Да, но у нас есть, у нас есть своя доля в этом проекте, мы будем получать газ оттуда, его недостаточно для обеспечения энергетического баланса нашего в газовом секторе.

Н. АСАДОВА: А процент примерно хотя бы какой?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Не могу я вам сейчас, чтобы не быть некорректным, не хватает этого. Нам нужно добавление к энергетическому балансу газовому. Мы будем договариваться и с Азербайджаном, и с Турцией, и с Ираном, и с Россией для того, чтобы обеспечить энергетический баланс Грузии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все-таки сейчас российские компании поставляют 100% газа. Вы говорите о диверсификации, будет блокада, не будет блокада, не будет блокада, весь мир идет к этому. Все-таки какой процент вы предполагаете получать не из российских источников? Будет блокада, не будет блокада?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Мне было абсолютно четко сказано, я надеюсь, что это так, что прекращения поставки газа и электроэнергии из России в Грузию не будет, что является правильным, не нужно повторять ошибок прошлого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что в прямом эфире "Эха Москвы" министр иностранных дел Грузии Гела Бежуашвили. Наргиз Асадова, "КоммерсантЪ Власть", Алексей Венедиктов, "Эхо Москвы", ведут это интервью.

Н. АСАДОВА: Еще один непростой вопрос между Россией, в отношениях между Россией и Грузией, это вступление Грузии в НАТО. Когда Грузия вступит в НАТО?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я думаю, что нет человека, который бы вам ответил на этот вопрос четко. Почему, потому что вопрос графика вступления, вопрос о повестке дня, он не зависит от нас, его устанавливает сам альянс, устанавливают члены альянса, поэтому я могу только говорить о том, как мы собираемся выполнять эту повестку дня нашей внутренней и внешней политики.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все равно у вас есть какой-то внутренний график?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Нет, у нас есть план действий, естественно. План действий есть, мы над ним работаем, два года были в индивидуальном плане с НАТО, его очень успешно завершили, что и вылилось в интенсивный диалог с НАТО. Т.е. процесс идет. Но я бы хотел здесь подчеркнуть очень важный элемент, который я, с которым я поделился с нашими коллегами. Для Грузии вопрос вступления в НАТО - это не самоцель или конечная цель нашего, так сказать, нашей политической повестки дня. Политическая повестка дня - строить свое собственное демократическое государство. Все механизмы, европейская интеграция, евроатлантическая интеграция, региональная интеграция, все механизмы будут использованы для того, чтобы обеспечить такой плавный ход наших внутренних реформ. Что я вам скажу, на примере индивидуального плана партнерства с НАТО, нас убедило в том, что это правильные механизмы, которые укрепляют твою государственность, которые обеспечивают необходимый уровень и так называемую скорость твоих реформ, и естественно, здесь есть элементы безопасности, конечно.

Н. АСАДОВА: Но вы укрепляете также свою армию. Известно, что Грузия сейчас закупает вооружения, в том числе, в Израиле, насколько я знаю, и наши слушатели тоже задают всяческие вопросы в связи с этим. Георгий Хачибуридзе, юрист из Москвы, спрашивает - скажите, зачем Грузия закупает так много оружия? А потом рассказывает всем, что хочет решать вопрос с Абхазией и Южной Осетией только мирным путем.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Понял вопрос, задавали не раз, вопрос, много оружия закупает, а кто-то спросил, сколько закупает Россия оружия и почему российский бюджет военный увеличился в полтора раза? Против кого, нам задают вопрос. Я отвечаю очень просто, давайте смотреть на рост военного бюджета в более широком контексте, а посмотрите, как мы увеличили бюджет за последние три года, государственный, в четыре раза, расходы на систему образования были увеличены в 2.5 раза. Вопросы на социальную сферу и на строительство новых госпиталей и усовершенствование наших больниц и системы здравоохранения, в 1.5 раза, вот и получается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А военный бюджет?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Военный бюджет увеличился, я вам скажу, я как бывший заместитель министра обороны, министр обороны…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ровно про это вас спрашиваю.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: И министр обороны, я вам могу сказать, откуда идет формула военного бюджета, мы начинали с очень низкой базы, практически, я вам скажу, три-четыре года назад в Грузии армия была на таком, очень низком-низком уровне. Т.е. нам пришлось истратить огромное количество денег на так называемые личные, личные расходы. Что это значит, я вам расскажу, в военном бюджете, в нашем, 75 до 80% - это личный расход так называемый, что идет на строительство инфраструктуры, на социальное обеспечение военнослужащих, мы переходим на контрактную систему. Что дорого, что дорого везде. Поэтому те расходы, которые тратятся сегодня на вооружение, они адекватны этапам экономического роста, этапам расходов по другим сферам экономики. Я бы здесь из этого трагедию не делал. Да, мы усиливаем армию, мы будем это делать. Но это не нужно увязывать ни с какими манипуляциями и инсинуациями по поводу использования Грузией силы против кого-то. Тем более против наших граждан в своей собственной стране.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они не ваши граждане, как известно, они российские граждане, если мы говорим об Абхазии и об Осетии, Гела, 80%, это факт.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Они стали российскими гражданами незаконно, в течение прошлых трех-четырех лет, и мы этот вопрос оспариваем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гела, но они получают пенсии из российского пенсионного фонда, многие, я просто это знаю, я проверял.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Это и проблема в наших.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. законн.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Проблема в наших двусторонних отношениях, это проблема территориальных конфликтов в Грузии. Россия участвует в них негативно. Вот эта вся, так сказать, мы добрались до самой сущности проблемы в грузино-российских отношениях. И мы хотим, чтобы Россия была партнером в этом плане.

Н. АСАДОВА: А я продолжу задавать неприятные вопросы от наших слушателей.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я привык к неприятным вопросам.

Н. АСАДОВА: Да, многие воспринимают желание Грузии вступить в НАТО как такую проамериканскую политику, желание играть по-американски. И Андрей, студент из Москвы, задает вопрос, что лично вам обещали американцы за ухудшение отношений между Грузией и Россией.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я только хочу сказать, Гела, что смех смехом, но у меня есть два опроса, один опрос "Левада Центра", как вы считаете, кто, в первую очередь, несет ответственность за нынешнее обострение отношений между Россией и Грузией, 51% россиян считает - грузинские власти и лишь 5% россиян считает - российские власти. Есть другой опрос, уже ВЦИОМа, считаете ли вы, что российские власти принимают адекватные меры в отношении Грузии, имея в виду этот комплекс мер, меры, в целом, достаточно эффективные, хотелось бы еще, 67%, чрезмерные меры - считает 13%. Т.е. этот Андрей, это не Андрей, это, как минимум, из 140 млн. - 100 млн. Андреев.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я с вами согласен, Алексей, но давайте посмотрим, как общественное мнение готовится в России.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И во всем виновата пресса, это мы знаем.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Нет, не пресса, я имею в виду общественное мнение, как общество российское сегодня готово реагировать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так ответьте, вот у вас прямой эфир.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я отвечаю. То, что сегодня россияне, я видел другие социологические исследования, когда говорили, кто номер 1 враг России, первое место - Латвия, по-моему, второе место - Грузия. А как вы думаете, что такое эта Грузия, какая это страна, 50 млн. людей, в основном, мусульмане. Вот вам общественное мнение в России. И нужно ломать, нужно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Американцы, вы прикрываетесь американцами, ответ, то, что Наргиз задала?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Нет, конечно, я опять повторяю, мы строим свое собственное государство. В этом контексте с начала, с самого начала процесса становления нашей государственности, после развала СССР, Америка нам помогала и сейчас помогает, является нашим стратегическим партнером. Здесь в этом нет ничего плохого. Что касается проамериканизации или проамерикански настроенных, так, как мы не ведем антироссийскую политику, так мы не ведем никакую проамериканскую, у нас есть прогрузинская политика. Прогрузинская политика, направленная на строительство собственного государства, это очень простая формула.

Н. АСАДОВА: Но граждане в России уже благодаря нашим СМИ давно заучили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Опять.

Н. АСАДОВА: Да, заучили уже, какие требования выдвигает Россия в адрес Грузии. Ответьте, пожалуйста, вы теперь, какие требования, в чем недовольство Грузии по отношению к России, можете перечислить хотя бы три главных?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Опять, я думаю, что я не самый правильный человек, чтобы спрашивать, я думаю, что когда мои коллеги будут у вас в студии, вы их спросите, какие требования у них есть, потому что я считаю, что…

Н. АСАДОВА: Нет, мне интересны ваши требования, Грузии к России.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Так у нас, у нас, я не разговариваю с точки зрения требований, я разговариваю с точки зрения…

Н. АСАДОВА: Претензии.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Интересов. Никаких претензий. У нас есть интерес. Интерес у нас есть. У нас есть адекватная реакция наша на то, что Россия вот уже 15 лет негативно влияет на территориальную целостность Грузии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гела, я не хотел бы обсуждать сейчас территориальную целостность или не целостность Грузии, потому что позиция России известна, она проголосовала за резолюцию Совета безопасности, где признает территориальную целостность Грузии в международно-признанных границах. Но наши слушатели спрашивают, российские политики считают, что эта знаменитая резолюция по Абхазии, это победа российской стороны. Это российская резолюция. В то же время президент Саакашвили сказал - это победа грузинской стороны. Это что, совместная победа?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Я вам скажу из моего опыта дипломатического. Когда принимается любая резолюция, тем более в Совбезе ООН, это всегда, это всегда компромисс. Здесь победителей и побежденных обычно нет, эта резолюция тоже является продуктом компромисса. Нам может не нравиться, кое-какие, так сказать, пассажи в этой резолюции, там есть вещи, которых мы, которые не нравятся, допустим, вы сказали, это правильная позиция по установлению единых стандартов по вопросу признания территориальной целостности, границ международных, здесь речь не идет о победе. Там есть вещи, которые взаимоприемлемы, и мы собираемся выполнять резолюцию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы собираетесь выполнять резолюцию?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Полностью, с выводом войск из верхней части Кодорского ущелья?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: А вы почитайте текст.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я читал текст.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Что такого обязательства о выводе нет. Там есть пассаж.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ссылка на договор 94 года.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Пожалуйста, во-первых, там войск никаких нет, и это, об этом заявила группа мониторинга ООН, плюс российские миротворцы, которые пока находятся там. Сделали вопрос, там нет, там есть полицейские силы, которые мы там собираемся оставить, никуда их оттуда выводить не будем, пока не обеспечим там полную гарантию безопасности граждан. А что касается самой резолюцию, мы собираемся не только ее выполнять, а ожидаем выполнения всеми сторонами, заинтересованными, своих обязательств по этой резолюции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз?

Н. АСАДОВА: Я бы просто хотела поговорить сейчас о людях, мы о политике много говорили, здесь Анана Джолия из Москвы, учитель, спрашивает, ее интересует судьба депортированных из России грузин, многие из которых во второй раз стали беженцами. Оказывает ли какую-либо реальную помощь правительство Грузии этим людям?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Это самый больной вопрос. Если меня кто-то спросил, это самый больной вопрос в наших сегодня двусторонних отношениях, отношение к людям. То, как относятся сегодня к людям, мне говорили цифры, знаете, мы 15 тыс. другой национальности выдворили, а вас всего 5 тыс. Знаете, для меня в этом случае кощунство говорить о цифрах. Даже если один человек погибает или его права нарушаются, мы должны не молчать об этом, мы должны не закрывать глаза на это, потому что сегодня грузины, завтра будут другие. Нельзя, чтобы общество допускало того, чтобы человека с астмой, который погиб, кстати, депортированный, не допускали к окну открытому, 20 дней держали в комнате. Вот что меня беспокоит. И меня беспокоит не то, что вопрос нелегальной иммиграции борется, это абсолютно нормальное дело, вся страна, все страны это делают. Но как это делается, как массированно, грузовыми самолетами вывозятся люди. Мы не собираемся молчать. И когда мы говорили о понижении риторики, с чем я согласен полностью, в то же самое время я сказал, что вопрос прав человека, прав наших граждан или даже российских граждан грузинской национальности, это тот вопрос, по которому мы молчать не будем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гела Бежуашвили, министр иностранных дел Грузии. Последний вопрос, Гела, к вам, мы, конечно, смогли бы задержать самолет на Тбилиси, но на Киев пока у нас таких возможностей нет, скажите, пожалуйста, и в Кремле мне сегодня подтвердили, я специально, готовясь к беседе, позвонил и узнал, что, действительно, прорабатывался ваш, прорабатывался в Кремле вопрос о возможной вашей встрече с президентом Путиным. Встреча готовилась, поэтому не говорите, что не готовилась. Почему она не состоялась?

Г. БЕЖУАШВИЛИ: В Кремле, может, знают больше, чем я.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это точно, нет.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Для меня это немножко был сюрприз, потому что для меня, конечно, была бы большая честь довести до президента Путина те озабоченности, которые у нас есть, с состоянием двусторонних отношений, я говорю это абсолютно открыто, у меня была возможность и честь встречаться с президентом Путиным несколько раз, в последний раз в Петербурге, поэтому нет вопросов, просто с нашей стороны она не готовилась, потому что, я считаю, объективно сейчас нам нужно готовить встречу более серьезно для того, чтобы она была продуктивной. И такой контакт, я думаю, будет в Минске, когда два президента в группе с президентами СНГ встретятся. И моя задача сейчас - думать о том, как сделать эту встречу результативной, чем делать какие-то инсинуации о том, что я встретился или планировал встретиться или нет с президентом России.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что нам пришло 50 листов вопросов к вам по Интернету, мы вам передадим всю эту папку.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Давайте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И я рассчитываю, что когда в следующий раз, может быть, не так долго будет теперь, вы приедете в эту студию, вы, в том числе, подготовитесь отвечать не только на вопросы президента, но и тех самых граждан, которые задают вопросы про российско-грузинские отношения.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Две минуты я оторву у вас. Во-первых, спасибо за эфир. Я буду использовать все время, которое возможно у меня для того, чтобы правильно информировать российское общество, ваших слушателей. Я очень благодарен за то, что у российских (НЕРАЗБОРЧИВО) есть, есть эта уникальная возможность через радио "Эхо Москвы" и через эфир "Эха Москвы" получать объективную информацию из первых рук. Поэтому мы будем обязательно это использовать. Я хотел бы пожелать вашей студии и вашей команде успехов. Конечно же, я, у меня работа такая, я буду приезжать часто, может быть, более часто, чем наши российские коллеги меня ожидают здесь, но правда, у нас есть желание вывести наши отношения на более, хотя бы на тот уровень, на котором они были.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И привезите нам господина Окруашвили, к нему тоже очень много вопросов.

Г. БЕЖУАШВИЛИ: Хорошо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое, это был министр иностранных дел Грузии Гела Бежуашвили.



Ведущие:Лев Гулько
Оксана Пашина

Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org