TOPICS :: ПУБЛИКАЦИИ  
Грузия: новый портал  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

Письма о грузинском языке

Добавил: David on 21 Янв, 2005 г. - 21:00
Автор: Леван Леванович Чхаидзе. Источник: www.abkhazeti.ru

Уважаемый ВЕТЕРАН [2005-01-01 22:27:47 + 2005-01-01 21:56:08]

С Новым Годом и с наилучшими пожеланиями Вам и Вашей семье!

Поднятый Вами вопрос имеет самое прямое отношение к тому,
чем я занимаюсь уже 15 лет - исследованию и ОБСЛУЖИВАНИЮ
картвельских языков, прежде всего литературного грузинского
(имеется в виду компьютерное обслуживание языка - начиная
от шрифтов, с которых я когда-то начал, но сегодня уже
рисовать не могу ввиду резко ухудшившегося зрения,
и кончая грандиозным проектом построения компьютерной
модели современного грузинского языка).

Лингвистом я за это время, конечно, не стал и стать никак
не мог, но за это время узнал так много (в том числе
и от Миши Курдиани), что могу полностью присоединиться
к мнению уважаемого walker-а [2005-01-01 22:16:41], что
приведенная статья написано, конечно, лицом, покопавшимся
в картвелологии, но содержит столько небрежностей и ошибок,
что явно нуждается в том, чтобы кто-нибудь послал
возмущенное письмо в редакцию. Могу, если адрес автора
доступен, организовать от имени нашего Института языкознания
им.Арнольда Чикобава, который является признанным научным
лидером в этой узкой области в масштабе всего мира. Все
живущие сейчас и работающие авторитеты в этой области
- мои хорошие знакомые, и я гарантирую, что они скажут
свое веское слово. Могу также обратиться к моим знакомым
немецким и английским ученым, а также - в США, Швецию,
Англию и Францию.

С большим удовольствием поговорил бы на эту тему с Вами
лично, для этого воспользуюсь E-Mail, который Вы сообщили
мне в Вашем поздравительном письме и передам Вам мои
телефоны. Лучше всего, если бы я просто отвел Вас в мой
Институт и там, при необходимости, дал бы возможность
непосредственно пообщаться с самыми сильными специалистами,
которых можно найти в мире. Неплохо знаком я и с академиком
Тамазом Валериановичем Гамкрелидзе, могу устроить встречу
и с ним, так как он представляет научную позицию, по
отношению к которой наш Институт ведет полемику.

Еще раз подчеркну, что я не являюсь лингвистом, но сделал
для картвельских языков достаточно много. В частности,
именно благодаря моего компьютерному энтузиазму мы
героически довели до конца блестящий словарь сванского
языка, который до нас почти 50 лет лежал в рукописи
- его никто не мог издать. Ранее мы умудрились издать
первый текст в Грузии на четырех полиграфических шрифтах
одновременно - словарь занских пословиц и поговорок
на грузинском, мегрельском, лазском (в грузинской нотации)
и лазском (в латинской нотации). По ходу дела я очень
внимательно знакомился с этими языками, мегрельскую
речь уже даже немного понимаю, про сванский язык сказать
это не могу - уж слишком своеобразная у него фонетика,
я почти год тренировался, пока не научился прилично
выговаривать только одно слово - сванскую интерпретацию
имени "Георгий", которая очень приблизительно может быть
записана как "ДЖГЫРЯГ" (не представляю, как изобразить
кириллицей "А УМЛАУТ" и т.н. "Иррациональную гласную").

Поэтому я могу отметить следующие неточности, которые
бросились в глаза даже такому полупрофессионалу, как
Ваш покорный слуга (считаю необходимым отметить, что
наш уважаемый walker тоже отлично уловил именно их
бессистемность). Что же касается истории происхождения
грузин и тем более антропологических изысканий автора,
то здесь моя компетенция ограничена, так как с историками
я никогда всерьез не работал, а серьезных антропологов
у нас, как мне кажется, вообще нет. Если такая потребность
на самом деле возникнет, то я могу свести Вас с очень
солидными людьми, в том числе и с такой легендарной
фигурой, как директором Института рукописей член-корром
Зазой Алексидзе, с которым тоже поддерживаю хорошие
деловые отношения.

1. Первое крайне сомнительное утверждение автора - что
лазы - "этнографическая группа грузин" и говорят на
"лазском диалекте грузинского языка", к тому же "близкому
к мегрельскому".

Вопиющая неточность. Грузинский (картский) язык - только
один из трех (в традиционной классификации) картвельских
языков, наряду с мегрело-чанским (который Арн.Чикобава
предложил называть "занским", используя сванское название
этих языков) и самым сванским.

Эти языки, безусловно, принадлежат к одной семье (а не
группе), но являются РАЗНЫМИ по той самой простой причине,
что носители картского языка не понимают, в общем случае,
ни мегрельского, ни тем более сванского, а мегрелы и сваны
не понимают друг друга.

Отмечу, что еще для Арн.Чикобава мегрельский и лазский
языки очевидным образом были диалектами одного занского
языка, который сегодня все чаще и чаще называют "КОЛХСКИМ"
- интересно, что сам Арнольд Степанович не признавал этого
термина, считая "колхов" более топонимом, чем этнонимом,
поскольку среди колхов были и адыги, и греки, и еще черт
знает кто, вплоть до итальянцев (см. фамилию "Джолборди").
Но этот термин все более и более распространяется, поскольку
на Западе им подчеркивают, что заны были древнейшем и самым
распространенным населением южного и восточного Черноморья
(уваж. Шапсуг! Это никак не противоречит преимущественно
адыгскому северному и Западному Черноморью).

С другой стороны, практика развившихся в последнее время
мегрело-лазских связей показала, что эти языки в нашу
эпоху уж очень сильно отдалились друг от друга, и понимание
возможно с немалым трудом; в частности, лазский язык
перегружен большим количеством греческих (архаических)
и турецких слов, совершенно нам неизвестных, как в наши
дни в мегрельский язык проникла русская лексика. Поэтому
в научных коридорах, где не витает тень Чикобава,
все чаще говорят о ЧЕТЫРЕХ картвельских языках.

В связи с этим надо внимательно уточнить понятие "разные
языки" и "разные диалекты одного языка". Здесь возможны
различные критерии, некоторые из которых семантические,
некоторые формально-грамматические, а некоторые - чисто
социальные (не буду на них останавливаться, мое письмо
приобретет слишком теоретический характер). Еще более
важную роль играют такие критерии, как наличие
инфраструктуры, а также религиозные соображения.

Например, как мне объяснили немцы, голландский язык
намного ближе к немецкому "Hochdeutsch", чем швабский
диалект общенемецкого языка, но традиция считает голландцев,
имевших государственность, мало зависимую от многочисленных
немецких княжеств (объединенных где-то в XIX веке), как
говорящих на отдельном языке, а швабов - как очень странных
и мало кому даже в Германии понятных своим UCNAURI диалектом
немцев.

Однако все три (четыре?) картвельских языка безусловно
являются потомками одного протокартвельского языка, и об этом
однозначно говорит как фонетика (почти каждая мегрельская
и лазская основа может быть получена из грузинской очень
строгой подстановкой, например, "E" заменить на "A"
- сравните SHENI TCHIRI ME > SKANI TCHIRI MA и т.д.,
о чем я писал на дарбази много раз). Кроме того,
своеобразные грамматики этих этих языков почти полностью
совпадает, в частности, знаменитая наша эргативность
и полиперсоналия, которые так мучают индо-европейцев,
пожелавших научиться нашим языкам (этой теме также следует
посвятить отдельное письмо, если кому-нибудь будет интересно).
Ответ будет однозначен - все эти три (четыре?) языки
с лингвистической точки зрения РАЗНЫЕ, но с социальной
точки зрения мегрельский и сванский ИГРАЮТ РОЛЬ диалектов
грузинского языка.

2. Хотя исторические и этнографические вопросы никак
не относятся к моей компетенции, но азбучной истиной
является то, что лазы никогда не входили в состав Грузии
(хотя в отдельные периоды находились в вассальной
зависимости) и совершенно неточно называть их
"исторической провинцией Грузии" - об этом прямо
говорит наш walker, и никакого грузинского самосознания
у них нет и не может быть (но есть очень большие симпатии
к грузинам).

Все эти вопросы находятся в прямой компетенции Миши
Курдиани, с которым их можно в любой момент обсудить,
и который как-то раз даже познакомил меня с одним
человеком, представленным им как прямой наследник
владетелей Трабзонского государства, конечно же, бывшего
лазским, как были занами и Медея, и Ясон, и Айет.
Он может, необходимости, навести полную ясность в этом
вопросе и компетентно поправить автора путаной заметки.

3. А вот насчет исчезновения лазов и их культуры - это
тема очень спорная. В Германии они организовали школы
изучения лазского языка, выпустили прекрасный изданный
турецко-лазский словарь, букварь "nena" (на латинском
шрифте) и т.д. Каждую неделю одна из наших радиостанций
несколько раз ведет передачи на лазском языке, и очень
интересно познакомится с их музыкой, на которую, очевидно,
оказала большое влияние греческая (так и слышится
"Сиртаки"!), и разумеется, тюрская.

4. Что касается классификации картвельских диалектов,
то здесь автор приводит трогательно подробные детали,
хорошо известные только узким специалистам (например,
верхнебальский - BALSZEMOURI - и нижнебальский диалекты
сванского языка), но классифицирует их в разрезе с их
антропологическими типами, что настолько противоречит
принятой у картвелологов классификацией, что я просто
замолкаю. Вот где нужен узкий специалист!

5. Совсем заносит автора, когда он с умным видом вещает
об окончаниях грузинских фамилий, например, что "-ели"
и "-ани" - фамилии княжеского происхождения. Это уже
очень явная развесистая клюква (если хотите, развесистый
тархун), и настраивает на весьма несерьезный лад. С таким
спорить просто неудобно, это мог написать только человек,
заглядывавший разве что только в справочники, не понимая,
как можно согласовать содержание их разных изданий.
Помните, как оживилась редакция газеты "Станок", когда
поэт Гаврила на вопрос, не боится ли он шакалов, когда
собирается поехать в Крым, бодро ответил: "ничего, они
на Кавказе не ядовитые".

6. А теперь я хочу сказать несколько слов о трудностях,
которые переживает теория общекартвельского единства,
и относительно которых автор, судя по всему, не ведает,
что творит и говорит.

Наш автор приводит элементы знаменитой классификации
картвельских языков, принадлежащей крупнейшему немецкому
востоковеду Герхардту Деетерсу, правда, по милой
советской привычке ни называя его имени. Однако эта
теория (от которой у автора осталось умное заграничное
слово "дивергенция", дата отделения сванского языка
от протогрузинского и термин "единый грузино-мегрело-чанский
язык", забывая сказать, что и тот тоже спустя несколько
тысячелетий испытал дивергенцию) в наши дни подвергается
сильной критике, в которой очень интересно выглядят позиции
самого Миши Курдиани.

Дело в том, что существующие теории затрудняются объяснить,
где происходила эта самая ужасная дивергенция - на месте
обитания прагрузин, т.е. по представлениям ученых XIX - XX
веков, где-то там, на юге, рядом с нехорошими хеттами
и хорошими шумерами, или уже на месте современного проживания
картвельских племен (к чему склоняются сегодня). Еще одна
трудность - почему это сванский язык с точки зрения
консонантизма ближе к грузинскому, а с точки зрения
вокализма - ближе к занскому (пишу по памяти, сейчас
ни с кем уточнить не могу, уже не обессудьте, если этот
тончайший вопрос я сообщаю Вам с точностью до наоборот)?

Поэтому не кто иной, как наш постоянно упоминаемый мною
Миша Курдиани, обсудив подробно эту тему с немецкими учеными,
стал работать над пересмотром классификации Деетерса, правда,
я пока не слышал, чтобы он пришел к однозначному мнению.

7. Автор, ничтоже сумняшеся, влезает в один из самых спорных
вопросов современной картвелологии - в теорию Вяч-Вяч Иванова
и Тамаза Гамкрелидзе, изложенной ими в знаменитой монографии
"Индоевропейский язык и индоевропейцы", прогремевшей во
всем мире, и которая, грубо говоря, заключается в том, что
картвельские племена - это "окавказившиеся индо-европейцы".

Книга эта, по общему мнению, сыграла этапную роль в развитии
индо-европеистики, и не только лингвистической. Кстати,
в связи с этим теплую улыбку вызывают изыскания Рахмонова
об арийцах, которые были тут же подхвачены российским
Интернетом. Даже у такого далекого от этой очень развитой
науки человека, как Ваш покорный слуга, не может не вызвать
восхищения открытие, что и авестийцы, и все деятели великой
персидской культуры, от Фирдоуси до Омара Хайама, были,
оказывается, таджиками. Часть, тем более малозначительная,
никогда не должна присваивать себе достоинства и заслуги
великого целого!

Однако та часть этой теории, которая касается близости между
картвельскими и индо-европейскими языками, мягко говоря,
не вызвала большого энтузиазма ни у наших, ни у немецких
специалистов. Как раз дело в том, что утверждение
"индоевропейские, семитские и картвельские языки имеют
сходство вплоть до изоморфизма в схеме оформления языковых
структур" является более чем спорным, и в первую очередь
здесь надо опять-таки вспомнить ту же самую нашу пресловутую
эргативность и полиперсоналию, никак не изоморфные никаким
другим языкам, хотя существительные всех картвельских языков
и на самом деле, склоняются почти как индо-европейские
(а не по класс-категориям, как северокавказские языки).
Мало что доказывают и многие найденные в последнее время
заимствования грузинских основ из древних индо-европейских
языков ("ТЕПЛЫЙ","ГОРА","ДУША","ШЕСТЬ","ТАЯТЬ" и т.д.).

Что же, и самые крупные ученые имеют право на гипотезы,
такая выдающаяся фигура, как Нико Марр, сыпал ими направо
и налево. А в популярном очерке о таких колючих игрушках,
как теория Иванова, следовало бы говорить в намного более
осторожном тоне, или не говорить вообще. Тем более автору
не следовало бы трогать немытыми пальцами такую построенную
на труднодоказуемых гипотезах вещицу, как ноостратическая
теория!

8. Но не думайте, что я только ругаю автора за не снятые
на паркетном полу галоши. Напротив, замечаю в многом
его скрупулезность и добросовестность в использовании
научных источников, хотя вслед за walker-ом, с огорчением
отмечаю и на самом деле ту самую несистемность, которая
совершенно закономерным образом появляется у каждого,
кто пишет о сложных вещах, заглядывая только в словари
и энциклопедии.

Но за одно хотелось мы поклониться этому парню (или бабе).
От автора не попахивает, по крайней мере, я с первого
взгляда не обнаружил антигрузинских легенд, столь популярных
сегодня в Миграняновско-Джилавяновской прессе, не говоря
уже о фундаментальных Затулино-Митрофановских Институтах.

В частному, по одному из самых скандальных вопросов автор
честно принимает точку зрения, которая в иберийско-кавказских
исследованиях считается классической:

//Собственная письменность (асомтаврули) создана
//в 4 в. до н.э. на основе восточно-арамейского алфавита.

Спасибо ему за то, что он не упоминает существующую уже
более 10 веков и с самого начала имевшую пропагандное
назначение "гипотезу Месропа Маштоца".

К сожалению, автор, упоминая имя нашего замечательного
Т.В.Гамкрелидзе всуе, ничего не ведает об его теории
(идея которой принадлежит Ак.Шанидзе), что наш алфавит
имеет более позднее происхождение, скорее всего, ранее
христианское, и имеет много схожих литер не только
с армянским, но и с коптским, готским и эфиопским,
а также с едва сохранившимся албанским (агванским)
алфавитами ТОГО времени. Тем более невдомек ему тонкие
рассуждения Т.В. о том, что этот алфавит не мог быть
создан тем же самым лицом, который создал армянский
алфавит (не настаиваю, что им был Месроп Маштоц).

И тем не менее - спасибо ему хотя бы за то, что из
им написанного (точнее говоря, собранного) в целом
не разит вульгарным душком Вороновской пропаганды.

Ваш Леван Леванович
 

Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org