TOPICS :: ПУБЛИКАЦИИ  
Грузия: новый портал  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

1929
Родилась Нинель НЕНОВА, грузинский режиссер (родом из Болгарии).

1887
Родился Георгий Илларионович БАКРАДЗЕ (1887 - 1960), библиограф и библиотековед, один из основателей грузинской библиографии.

Последний романтик

Добавил: nukri on 03 Апр, 2004 г. - 21:00
Жил да был на свете мальчик. Однажды тетя повела его в театр. Они вошли в огромный зал, где в темноте сидело много людей. Звучала музыка, а в глубине, на большой площадке, было светло и на ней было много народу в красивой одежде. Кто-то пел, кто-то танцевал. Шла опера Долидзе «Кето и Котэ».

Зрелище оказалось настолько потрясающим, что от неожиданности мальчик застыл на месте. Он стоял окаменевший от изумления, потрясенный увиденным и не мог пошевелиться... Впечатление было шоковое! Домой он вернулся другим человеком. Было решено: он будет работать в театре и дарить людям радость.

Этим мальчиком был заслуженный артист Грузии, кавалер Ордена Чести, актер русской труппы Тбилисского центрального детского театра имени Нодара Думбадзе, режиссер Юрий АЙВАЗОВ. Театральный романтик, фантазер, мечтатель, он посвятил сцене пятьдесят лет своей жизни - сыграл огромное число ролей, а в качестве режиссера ярко, интересно, самоотверженно работал с самодеятельными коллективами. В связи с болезнью он сегодня выключен из активной творческой жизни.

Однако стремление творить неистребимо в этом человеке. Он пишет пьесу - таким образом снова творит спектакль, только на бумаге. Вновь оживают герои, которые любят, страдают, ненавидят, борются... А еще сравнительно недавно он написал воспоминания о своей жизни - «Дорога в храм искусства». Они написаны живо и непосредственно и позволяют почувствовать глубину любви Айвазова к театру. Вот отрывки из них.

Выбор сделан
Итак, я буду работать в театре. Но кем, еще не знаю.
И вот наступил день, когда весь наш класс пошел в ТЮЗ.
После третьего звонка на авансцену вышел мужчина и поднял руку. Зал замолк. Мужчина поздоровался с нами и объявил о начале спектакля. Показывали знакомую всем сказку «Василиса Прекрасная». Самое сильное впечатление на меня произвела Баба-Яга в исполнении Евгения Лебедева.

Придя домой, я попросил у нашего соседа дяди Васи метлу, которой он каждый день подметал двор. Быстро придумал себе соответствующий костюм из старого тряпья и вскоре уже носился по двору, изображая Бабу-Ягу и стараясь повторять все, что делал на сцене Евгений Лебедев.

В те годы при ТЮЗе существовал школьный актив. До сих пор храню удостоверение, выданное мне заместителем директора театра Михаилом Барутчевым, как память о начале моей деятельности в Тбилисском русском театре юного зрителя имени Л.Кагановича. В театре, в котором я работаю по сей день. А я иду, шагаю по Москве

Моя классная руководительница Муза Романовна Мдзинаришвили была большой любительницей театра и очень способствовала моей тяге к актерству. Она и посоветовала мне ехать в Москву или Ленинград для поступления в театральный институт. В Москву я поехал не один, у меня был попутчик - одноклассник Павел Арсенов, который хотел поступать во ВГИК и позднее стал известным кинорежиссером.

Я умудрился поступить в Москве в народный театр при Доме офицеров Советской армии и сыграл там роль в пьесе Гусева «Весна в Москве». Окунувшись в театральную жизнь большого города, я, однако, не забывал о главной цели своего приезда в столицу и активно готовился к поступлению в театральный институт. Я занимался постановкой голоса с дочерью великого певца Федора Шаляпина, Ириной Федоровной Шаляпиной. Уроки театрального мастерства брал у ведущей актрисы Центрального театра Советской армии Прейс, с которой мы готовили этюды.

В училище при Малом театре я прошел первый тур, что уже было большим достижением. А на втором туре мне сказали, что они не против принять меня, если бы не легкий грузинский акцент. Для Малого театра, где русская речь является культом, это была веская причина для отказа. Я пообещал, что к следующему году смогу решить эту проблему. Дабы не тратить время впустую, поступил во Второй московский пединститут.

У моего земляка Павла Арсенова во ВГИКе тоже возникли сложности, и он поступил на геологический факультет МГУ. Прошло полгода. Однажды перед Новым годом мы с Павлом пошли смотреть нашумевшую в то время пьесу Розова «В добрый час» в Центральном детском театре. Основная мысль спектакля заключалась в том, что каждый молодой человек должен найти свою точку в жизни и уж никак не имеет право занимать чужое место. На следующий день, встретившись с Павлом, мы, не сговариваясь, сообщили друг другу, что решили не продолжать учебу, дабы не занимать чужое место.

Дурацкая работа
Нам в студии при ТЮЗе дали задание: приготовить этюд под названием «зоопарк». Каждый выбрал себе животное. Дома я стал перед зеркалом и стал изображать обезьяну: строил гримасы, издавал дикие звуки, чесал себе грудь, как обезьяна, не подозревая, что за мной с ужасом незаметно наблюдает моя бабушка. Вдруг ее осенила страшная мысль. Она в панике вышла на балкон и стала взволнованно звать соседку: «Феня, Феня, скорей иди сюда! С Юриком происходит что-то страшное!».

Пришла Феня, которая была в курсе всех событий, и объяснила бабушке, что я репетирую роль, что у меня такая работа. Бабушка ничего не поняла, только возмущенно и очень сердито сказала: «Что это за дурацкая работа!».

Муки творчества
Однажды в театре меня остановила помощник режиссера Нелли Михайловна Бархударова и вручила тетрадку с новой ролью. Это была роль пса Мастино из «Приключений Чипполино» Джанни Родари. Я раскрыл тетрадку, стал читать текст и обратил внимание, что после каждой фразы было напечатано «гав-гав». Наш режиссер Николай Яковлевич Маршак объяснил, что, играя эту роль, мне придется не только разговаривать, но и лаять... «Только надо найти собаку, которая соответствовала бы характеру того персонажа, который ты должен сыграть. Имей в виду, Мастино – это старый пес с хриплым голосом, так что лаять ты должен соответственно».

И я пошел учиться лаять. Заходил в каждый двор, но нигде не находил нужного мне пса-прототипа. Устав и отчаявшись, оказался перед большими ажурными воротами. Только я вошел в дверь, как мне навстречу с диким хриплым лаем примчалась старая лохматая собака. Я страшно обрадовался. Наконец я нашел то, что мне было нужно.

Приняв позу, я стал лаять, стараясь попасть в тон собаке. Но как только я начал лаять, мой партнер замолчал. Собака смотрела на меня удивленными глазами, и на морде ее было написано крайнее недоумение: «Вот стоит с виду вроде бы человек. Так почему же он лает?». Как я ни старался разозлить собаку, так и не смог заставить ее залаять снова... Однако, придя на репетицию, я так лаял, что мои коллеги зааплодировали.

После пса Мастино я зарекомендовал себя как мастер – исполнитель собак. Потому что вслед мне дали роль... собаки Аввы в спектакле «Доктор Айболит». Другой характер, другой лай. Но на этом моя «собачья» жизнь в театре не закончилась. В очередном спектакле «Два клена» мне опять дают роль собаки - Шарика. В театре меня считают кинологом, а мне уже надоело лаять на сцене и вилять хвостом. Я мечтал сыграть что-то человеческое. И вот, наконец, в спектакле «В старой Англии» по Диккенсу мне дают роль учителя географии Бродби. Мне надо было провести урок в разбушевавшемся классе.

И вот премьера. Мой выход. Я начинаю урок, но, не добившись порядка, неожиданно для всех и к великому своему ужасу, уже по привычке, вдруг стал лаять на детей. Через секунду за партами не оказалось ни одного «ученика». Все актеры валялись за партами и умирали со смеху. Продолжать спектакль уже было невозможно... На следующий день на доске приказов висел выговор за срыв спектакля.

«Не беспокойся, мама!»
Режиссер Леван Мирцхулава предложил мне играть дядю Вано из спектакля по произведению Думбадзе «Не беспокойся, мама!» человеком пьющим. Он был интересным режиссером, и я с радостью согласился с его трактовкой. Но как же я буду играть выпивоху, когда сам патологический трезвенник и не обладаю в этом плане никаким опытом. К тому времени у меня уже была своя актерская кухня. Я для себя определил три источника эмоциональной памяти. Первый - когда событие, описанное в пьесе, происходило с тобой в жизни и тебе достаточно вспомнить его и воспроизвести эмоциональное состояние. Второй - когда следует пользоваться не тем, что испытал сам, а тем, что познаешь в других людях и чему искренне посочувствовал. И третий - это знаменитое «если» Станиславского. То есть «я - в предлагаемых обстоятельствах».

В данном случае я использовал второй источник эмоциональной памяти. Благо, у меня был прототип в лице моего старшего брата, который, в отличие от меня, был человеком богемистым. Кроме брата, был у меня еще великолепный прототип в лице моего соседа, который даже гордился тем, что выпил. Напившись, он ликующе кричал «Опа!», притоптывал ногами и делал определенный жест рукой. Все это я наблюдал много раз, и мне было достаточно просто воспроизвести его поведение. И, как пчела, по каплям собирающая нектар для меда, я по крупицам собирал образ своего дяди Вано.

Когда спектакль принимали представители Министерства культуры, они дали высокую оценку спектаклю и особенно похвалили мою работу. И при этом добавили, что Айвазов - хороший актер, но «у вас, наверное, с ним постоянные проблемы». Все-таки пьющий актер... Так и сочли меня алкоголиком, что стало для меня высшей похвалой.

Театр или шашлык из осетрины
Однажды у меня появились два свободных от работы дня, и я решил поехать к моей тете Ане в Баку. Мой дядя Артем - муж тети, милейший, добрейший человек, не знал, чем меня порадовать. И вот на базаре он купил огромную рыбину с тем, чтобы вечером угостить меня шашлыком из осетрины. А днем я уже успел выйти в город и, конечно, прочел афишу Бакинского русского драматического театра и уже на вечер запланировал поход на спектакль...

Когда мы сели за шикарный стол с коньяком, икрой и другими деликатесами, я робко поблагодарил всех за оказанное внимание, извинился и сообщил, что, к сожалению, должен покинуть присутствующих, потому что решил пойти в театр. Невозможно передать недоумение на лицах моих родственников. Они не понимали, как можно такое прекрасное застолье променять на спектакль, пусть даже интересный. Наверное, сочли меня ненормальным... Да, когда дело касается театра, мы, актеры, становимся ненормальными.

Правда, сейчас многое изменилось. Если раньше самодеятельные актеры, приходя в мой коллектив, спрашивали: «А что я буду играть?», то сейчас вопрос звучит иначе: «А сколько вы будете мне платить?».

Работа в самодеятельности - это выжимание воды из камня. Мне приходилось быть и режиссером, и композитором, и звукорежиссером, и гримером, и реквизитором. Все в одном лице! Я был совершенно одинок и надеялся только на своих артистов, старался воспитать в них актерское чувство. Не знаю, где кончается самодеятельный и начинается профессиональный театр. К примеру, такая яркая актриса, как Вика Куль, начинала у меня, в самодеятельности... У меня сердце наполняется гордостью за нашего брата актера. Чувство любви в нем должно быть развито очень сильно...

Публикацию подготовила
Инна БЕЗИРГАНОВА

Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org