FORUM :: ФОРУМ  
Грузия: новый портал  
Домой | По разделам | Последние 80  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

1959
Всеобщий день детей. Отмечается ежегодно по призыву ООН в разных странах в разные дни (по усмотрению их правительств) в ознаменование принятия XIV сессией Генеральной ассамблеи ООН Декларации прав ребенка.

1907
Родился Григорий ТКАБЛАДЗЕ, актер.
День последний, день первый, 1960 г.
Я, бабушка, Илико и Илларион, 1962 г.
Я вижу солнце, 1965 г.
Игра без ничьей, 1966 г.
Чудаки, 1974 г.
Собака, 1975 г.

search pnForum latest posts Note: Registered users can subscribe to notifications about new posts Note: Registered users can subscribe to notifications about new posts

to previous topic Print topic to next topic

Start ::  ИСТОРИЯ ::  История Грузии ::  300 арагвинцев
Moderated by: Модератор форума "История"

Goto page : Previous Page 1 | 2
Bottom 

300 арагвинцев

Svanski Posted: 21.10.2006, 12:10

Svanski

registered: 12.07.04
Posts: 398


  
last visit: 26.08.11
bolotin - jalko chto vash vozras meshaet mne otvetit vak kak nado !!!!!!!

icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad

I ne kakomotu "mechaobe" cudit' o maey istorii....
("nalichie gruzinskix karney" noverno mojno pro vas skazat'... u menya net nikakix karney gruzinskix.. YA GRUZIN i korni dlya svyazi s rodini mne poka ne ponadbelis (i day bog ne ponadbica)

To chto ya napisal pravda!!!!! esli vi znaite po drugomu eto vasha dela......

(jalko chto schas net vremeni ..... )


www.youtube.com/results?search_query=lentexi&search=Search



http://www.agla.info/site/page.php?l=RU

Top  Profile send PM
 
Kolxi Posted: 21.10.2006, 14:09

Kolxi

registered: 02.05.05
Posts: 1047


  
last visit: 26.08.11
bolotinСвански, еще раз просьба - не демонстрируйте своего невежества в истории. Наличие грузинских корней не говорит что вы знаете о Грузии больше других.
Венед прав - учите матчасть... перед тем как вступать в спор где приводятся реальные факты.
Думаю вам даже фамилия генерала Гудовича ничего не скажет, если вы запутались в Тотлебиных...


Svanski prav - Rossija predala Gruziju i na etoi bitve. Traktat bil narushen ocherednoi raz.


Гахсовдес виси гориса хар!
Top  Profile send PM
 
Jip Posted: 21.10.2006, 15:04
Модератор
Модератор
Jip

registered: 12.03.04
Posts: 4216

Georgia
  
last visit: 05.03.18
Тотлебен конечно же не имел отношения к крцанисской битве. Россия конечно же не помогла никак Грузии, но надо признать, что и грузины не смогли себе помочь хотя могли бы.
Грузины не смогли собрать армию для отражения нападения и это была проблема только грузин. Тогда как и сейчас было полно предателей, которые ходили и призывали не сопротивляться, якобы уже смысла нет. В итоге царь Ираклий имел очень малочисленную армию. Вот эти отчаянные храбрецы и приняли на себя весь удар огромной иранской армии.
300(примерно 300) арагвинцев - это в основном жители горной части Грузии, из ущелья реки Арагви, на призыв царя спустились защищать Тбилиси. Но они опоздали. Когда они подошли к месту сражения, то фактически все было закончено, но они все равно вситупили в бой и все до одного погибли.


https://www.irakly.info/
Top  Profile send PM Homepage
 
Beroma Posted: 22.10.2006, 20:13
Инженер
Инженер
Beroma

registered: 11.04.05
Posts: 1006

Moscow
  
last visit: 26.08.11
Ребята, ну вы блин даете…(с)

Крцанисская битва. (11 сентября 1795, но многие историки объединяют Крцанисскую битву и битву у Соганлуга накануне в одну двухдневную битву, в этом случае дата 10-11 сентября 1795).
Говоря о Тотлебене Миша ошибся конечно. Похожая ситуация которую он описывал, случилась в другом сражении, вернее перед, перед Аспиндзской битвой (20 апреля 1770), когда генерал Тотлебен (Готлоб Курт Генрих граф фон Тотлебен (1759-1773), мое мнение, мягко говоря, не самая лучшая фигура в русской истории, в отличии от Эдуард Иванович Тотлебен (1818-1884), герой обороны Севастополя, один из лучших военных инжинеров своего времени ) увел российский корпус (официальная причина из рапортов – недостаточное продовольственное снабжение, неофициальная несогласие с царем Ираклием), после чего Ираклию пришлось в одиночку разбивать многократно превосходящее его по численности войско османов и дагестанцев.
«В 1769 [году] пришел в Грузию граф Тотлебен с войсками российскими для вспоможения имеретинскому царю Соломону в освобождении имеретинских трех крепостей, в которых еще находились турки. Соединившись с царем Ираклием, граф Тотлебен обратился к турецкой провинции, Ахальцих называемой. Но при деревне Аспин[д]зе произошло между ними несогласие, которого следствием было то, что граф Тотлебен отступил со своими войсками, а царь Ираклий, оставив свои предприятия, пошел обратно в Грузию. Турки, предполагая, что отступление их произошло от страха, устремились преследовать царя Ираклия с многочисленными силами, где весьма великое число находилось лезгинов. Турки, дабы окружить отовсюду царя Ираклия, поступили так: одна, наибольшая часть их перешла чрез реку Куру, а другая осталась за оною. Царь Ираклий, узнав о намерении неприятелей, приказал снять тайным образом Аспин[дз]ский мост для пресечения пути оставшимся за рекою и на другой день вступил в сражение с перешедшими чрез реку. Турки и лезгины, кои [не ожидали этого], после кровопролития были поражены и обращены в бегство. В сем сражения царь Ираклий сам убил Кохта, храброго и знатного лезгинского начальника" Давид Багратиони "История Грузии" § [129].


Крцанисская битва
Severian Maisashvili


Итак Кцаниси:
Численность:
Грузины ~ 5 тысяч человек (из них 2 000 имеретинцы присланные царем Соломоном по «трактату царей и князей иверийских» заключенного Ираклием II, Соломоном II, Георгием Дадиани и Симоном Гуриели в 1790г.) . Почему так мало? Ведь в крайнем случае Восточная Грузия выставляла почти сорок тысяч обученного войска. Тем более что до того Ираклий провет огромное количество битв, сражений и походов, он не только отстоял территориальную целостность Картл-Кахетинского царства, но и начал возвращать потихоньку «сферу влияния» (поставив в вассальную зависимость некоторые соседние владения) Восточной Грузии в Закавказье. Ответ прост: рас - «В 1791 году был принят закон, согласно которому царская власть переходила от брата к брату. Закон давал право на власть всем сыновьям Ираклия, а это могло стать причиной постоянных раздоров в царстве. В 1792 году Ираклий выделил всем сыновьям удельные имения, а их было шесть, тем самым царство Картли-Кахети распалось, так как царевичи уединились в своих имениях и никому не подчинялись.» (История Грузии, часть 1)
И два - «В 1774 году было организовано войско «мориге». Каждый годный к военной службе мужчина в Картли-Кахетском царстве, невзирая на то, был ли он царевичем, князем, азнауром, ремесленником или кем угодно, обязан был отбывать воинскую повинность за свой счет в течение одного месяца в году. Эта мера дала возможность царю иметь в постоянной боевой готовности 5 тысяч воинов. Войско «мориге» особенно хорошие результаты принесло в борьбе против дагестанских разбойничьих набегов» (История Грузии, часть 1) - отсюда смысл, детишки и большинство сочувствующих им тавадов, несогласные с политикой Ираклия (в основном по отношению к Российской Империи) не прислали войска (которые собирались по округам)

Иранцы – 35-36 тысяч человек. Для Ирана тоже маловато, т.к. он сам не отошел еще от междоусобиц.


Крцанисская битва
Борис Романовски (1879-1947)


Еще В 1793 году Ираклию стало известно о решении Ага-Магомет-хана выступить против Грузии. И он обратился к России с просьбой — в соответствии с трактатом выслать ему войска и артиллерию. Но русское правительство не стало торопится выполнять взятые на себя обязательства. В начале сентября 1795 года Ага-Магомет-хан уже находился на подступах к Тбилиси.
«10 сентября в битве у Соганлуга иранцы потерпели поражение и собирались уже вернуться назад, как изменники родины сообщили Ага-Магомет-хану о малочисленности войска Ираклия. (о том что «на ногах» из 4-ех тысяч учавствовавших в сражении 10-ого сентября осталось не более половины и о том что вся артилерия была сбита) 11 сентября на Крцанисском поле 5 тысяч грузинских воинов сразилось в смертельном бою с 35 тысячами иранцев. Это было одним из самых трагических сражений в истории грузинского народа. Численное превосходство иранцев решило исход битвы – грузины потерпели поражение. 75-летнего Ираклия его внуки с силой вывели с поля боя. Часть царевичей не приняла участия в сражении, а это фактически было изменой и отцу и родине. Судьба Картли-Кахети была решена». (История Грузии, часть 1)
Несмотря на большое мужество, проявленное, в бою грузины потерпели поражение. Сам Ираклий в разгаре сражения был окружен противником; над семидесятипятилетним старцем, продолжавшим оставаться на поле сражения, нависла смертельная опасность. Ираклия выручил его внук царевич Иоанн, который с горсточкой храбрецов прорвался сквозь вражеские ряды и увез царя с поля боя. (именно этот отход и прикрывали арагвинцы) Ираклий временно удалился в Мтиулети. Войска Ага-Магомет-хана ворвались в Тбилиси. Захватчики подожгли город, грабили, убивали и насиловали беззащитное население. Шах, заняв царский дворец, сначала ограбил его, а затем разрушил. По приказу Ага-Магомет-хана, были превращены в развалины пушечный завод, арсенал, монетный двор. А тем временем карательные отряды шаха рыскали по всей стране. Один из таких отрядов был направлен в Ахталу. Иранцы разграбили и разрушили восстановленные Ираклием после нашествия Омар-хана сереброплавильный и медеплавильный заводы и угнали в плен большинство рабочих. Иранские карательные отряды ворвались и в Шида-Картли (Внутренняя Картли), однако здесь им не удалось учинить расправу, все население успело укрыться в надежных убежищах. При переходе через Арагви часть иранского отряда столкнулась с хевсурской дружиной численностью в 500 воинов (близ Бахтриони); хевсуры полностью истребили неприятеля. Укрепившись в Ананури, Ираклий, стараясь выгадать время, начал переговоры с Ага-Магомет-ханом. Об этом он уведомил русское командование, прося у него неотложной помощи.

Вот описание современника и непосредственного участника тех событий, Царевича Давида Багратиони:
Ага-Магомед-хан, евнух, сын Магомед-Асан-хана и внук Пати-хана, который был первым вельможею при шах Тамазе и владетелем Астрабата, усилившись стечением приверженцев, овладел весьма многими персидскими провинциями [и] обратился с многочисленным ополчением к покорению Шушинской области. Ага-Магомед-хан, вступив в Шуши, предложил царю Ираклию быть под его покровительством. Царь, находясь под покровительством России, оставил без внимания все то, к чему преклонял его сей персидский шах.

Огорченный таковою непреклонностью грузинского царя, Ага-.Магомед-хан приступил к Тифлису. Царь Ираклий, несмотря на многочисленные толпы персиян, решился противостать неприятелю и в первом сражении персияне были прогнаны грузинами, порученными в мое распоряжение. В следующий день царь Ираклий сам вышел против Ага-Магомед-хана и расположил войска свои на выгодных местах.

Персияне овладели Тифлисом, что произошло в 1795 году. По разрушении большей части сего города, было взято в плен до 2000 жителей Тифлиса, которые в столь краткое время не могли удалиться в горы. Но больший вред тогда учинили городу ган[д]жинцы и ериванцы, которые всегда питали злобу на грузинов и сожгли многие в Тифлисе здания в отмщение того, что грузины по взятии городов Ган[д]жи и Еривана сожигали их домы. Ага-Магомед-хан, в надменности своей, почел грузинов своими подданными и многим из пленников дал свободу.


А вот карта тех времен и событий
(для Венеда, карта из академического учебного издания)





KolxiMalo kto znaet chto v etoi bitve na storone gruzinov uchavstvovali tak zhe 100 shirvanskix azerbaidzhancev - kotorie tozhe geroicheski pali s pobratjami gruzinami.


Колхи я слышал об отряде из 150-ти, и не о ширванских а о шушинских (карабахских), но могу ошибаться, не помню где читал…

bolotin Могу добавить, что на самом деле точного количества никто не знает. И я читал несколько версий где сказано что данное число связано с известным мифом о 300 спартанцах.


Игорь, что в этой истории (о спартанцах) по твоему миф?

bolotin Хотя, в любом случае, это не имеет значения. Данная битва просто как пример самопожертвования в ситуации когда результат самой битвы известен с самого начала.


Именно, цифра имеет малое значение, ведь тех же спартанцев со союзники у Фермопил было около 7 000 (после предательства и после роспуска союзников ~4 500) а не 300, да и персов далеко не 2 млн.…но это ни в коем случае ни на йоту не уменьшает их подвига и героизма.

Хотя об изветсном заранее результате я бы не стал говорить. Вся боевая история Ираклия тому яркий пример.



На последок перевод того стихотворения которое запостил Свански.

Л. АСАТИАНИ
КРЦАНИССКИЕ МАКИ

Памяти трёхсот арагвинцев

Эй, вы, арагвинцы, ненасытные в войнах,
К вашим могилам пришёл я, чтоб склонить свою голову.
Может на чёрных черкессках ран ваших вспыхнул наряд?!
Кровь это или и вправду маки так ярко горят?!
Что же вас так ободрило, воины в чёрной одежде,
Или вдруг сабля запела Малого Каха как прежде?!
Щит зазвучал у Джурхая и всколыхнулась надежда.
А может бы мне показалось, и всё это выдумал зря?
Но что это старый Крцаниси такою зарёю объят,
И если не маки пылают, и если не раны горят,
Так что за ткая сила творит колдовской свой обряд?!
Эй, вы, арагвинцы, ненасытные в войнах,
Мне захотелось прийти к вам и склонить свою голову.


Перевод с грузинского
Н. Барнабишвили







edited by: Beroma, 22 Окт, 2006 г. - 20:48


"Несмотря на кучу недостатков, горячие сердцем, светлые духом и
благородные по натуре наши соотечественники были бы способны творить
чудеса, если б их не охлаждали и не успокаивали вечные снега Кавкасиони..."

Н. Думбадзе
Top  Profile send PM
 
bolotin Posted: 22.10.2006, 22:51
Инженер
Инженер
bolotin

registered: 13.12.05
Posts: 1000


  
last visit: 12.05.18
Уп-с..., Дато ты меня поймал... оговорился конечно, привычка, если греческое - то значит миф. icon_smile
Естественно не миф, а легенда... в изложении спартанского летописца. Тем более не будем вдаваться сколько там было на самом деле других греков и т.п.

В тоже время оба примера о том что шли на шаг с заранее известными результатами, ты тут меня не убедишь.
Top  Profile send PM
 
Wened Posted: 22.10.2006, 23:31

Wened

registered: 18.05.04
Posts: 588

СПб
  
last visit: 26.08.11
Svanski
bolotin - jalko chto vash vozras meshaet mne otvetit vak kak nado !!!!!!!
icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad
I ne kakomotu "mechaobe" cudit' o maey istorii....

Ух ты! Шесть раз! И не устал ведь палец. Ну ты прям "чистаа канкретнаа сванский". Такой высокий IQ может травмировать мозг.

А "мечаоба" это что, вежливай наш?


************** ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ЗАБЛОКИРОВАлся **************
Top  Profile send PM Homepage
 
Wened Posted: 22.10.2006, 23:54

Wened

registered: 18.05.04
Posts: 588

СПб
  
last visit: 26.08.11
Beroma
(для Венеда, карта из академического учебного издания)


Нормальная карта, я видел подобные, ну и что? Почему акцентировали на мне?

Касательно материала, респект. Объективно. Наверное не новогрузинскими учебниками пользовались, иначе все опять свелось бы "во всем виноваты русские".

Как любителю историю хочу рекомендовать вам книгу профессора МГИМО, специалиста по Кавказу (истории с уклоном на историю дипломатии), Владимира Дегоева "Большая игра на Кавказе: история и современность". Не смог к сожалению найти полной электронной версии книги (если кто найдет - поделитесь плиз), только отрывок (пощу часть - 8 страниц. если нарушил правила форума - удалите сообщение).

Цитата
"В Закавказье, в период с 1774 г. до конца новой русско-турецкой войны (1787-1791 гг.), происходила сложная позиционная борьба между соперниками, сопровождавшаяся союзами и контрсоюзами, взаимными обидами и недоверием, амбициозными притязаниями, сведением личных счетов, внутренней междоусобицей и т. д.

В этой борьбе участвовали, помимо главных игроков (Россия, Турция, Иран), еще и игроки второстепенные, способные, впрочем,повлиять на общую расстановку трех основных сил. Имеются в виду Ираклий II, Соломон I (Имеретинский), Фатали-хан (Дербентский и Кубинский), Ибрагим-хан (Карабахский и Шушинский), и более мелкие владетели Азербайджана и Западной Грузии.

До присоединения Крыма (апрель 1783 г.) и официального оформления этого акта (декабрь 1783 г.) крымский вопрос занимал приоритетное место в восточной политике Петербурга. Поэтому Россия, в принципе предпочитая последовательное, а не параллельное решение проблем, вела себя в Закавказье довольно осторожно. Петербург старался хотя бы внешне не нарушать выгодный для него Кучук-Кайнарджийский договор, чтобы не давать повода для аналогичного нарушения со стороны Порты. Напомним: этот документ объявил Крым независимым, что было явно на руку России, ибо ей открывалась возможность для следующего логичного шага -присоединения.

Нужно отдать должное дипломатической изощренности России. Действуя поэтапно, она в период первой войны с турками не стала (хотя и могла бы) форсировать включение Крыма в состав империи по праву завоевания, дабы не наносить чрезмерного удара по самолюбию султана. Сначала Петебург добился «независимости» полуострова (1774 г.), затем нового подтверждения этого статуса Стамбулом (1779 г. - Айналы-Кавакская конвенция) и наконец, вмешавшись во внутриполитическую борьбу в Крыму по приглашению одной из сторон, «мирно» установил там свою власть (1783 г.). При таких обстоятельствах Турции все же легче было примириться с потерей Крыма, чем если бы это случилось в результате ее поражения в войне. И хотя Порта в течение еще некоторого времени вынашивала реваншистские планы, они ничего уже не могли изменить, ив 1791 г. султан официально подтвердил международно-правовую состоятельность русско-турецкой конвенции 1783 г. о присоединении Крыма к России.

Говоря об осторожности Петербурга в закавказском вопросе, подчиненном до 1783 г. вопросу крымскому, следует вместе с тем иметь в виду, что эта осторожность была относительной. Конечно, Россия не хотела обострять положение в регионе до такого уровня, когда от нее потребовалось бы широкомасштабное военное и политическое присутствие там. К этому она еще не была готова. Но и самоустранение от закавказских проблем отнюдь не входило в ее намерения. Россия вела в Грузии и Азербайджане довольно тонкую игру, нацеленную на сохранение равновесия сил. Она обнадеживала одних, подкупала других, «дружески» предупреждала третьих, прямо угрожала четвертым. Она создавала и поддерживала выгодные ей союзные комбинации и сеяла рознь между теми, объединение которых не отвечало ее интересам. Испытывая определенные симпатии к одним (основанные на близости религиозных и культурных традиций, личной приязни и т. д.) и явное недоверие к другим, русское правительство, тем не менее, руководствовалось не чувствами, а рациональными категориями. Оно избегало брать на себя жесткие обязательства даже перед своими традиционными подопечными и партнерами - Картло-Кахетинским и Имеретинским царями (Ираклий II и Соломон I), несмотря на их неоднократные просьбы о помощи. Однако Россия всячески старалась сохранять в них надежду, дабы с отчаяния они не отдались под власть другого правителя.

Русская политика «балансирования» обуславливалась не столько идеологической приверженностью к известной внешнеполитической доктрине, сколько сугубо прагматическими мотивами. Дело в том, что в Петербурге не вызывала энтузиазма идея Ираклия II о «Великой Грузии» (Картло-Кахетия, Имеретия, Гянджинское, Ереванское, Нахичеванское, Карабахское ханства, Ахалцихский пашалык, т. е. практически все Закавказье, за исключением трех прикаспийских ханств и Нухи, которые в принципе тоже не были застрахованы от притязаний Ираклия II). Как уже отмечалось, России требовалась достаточно сильная Грузия, чтобы можно было на нее опереться, как на дееспособного союзника, но не настолько сильная, чтобы стать препятствием в осуществлении русских планов в Закавказье. В целом лояльные (до 1783 г.) отношения России с Ираном, не отказавшимся от реваншистского стремления вернуть Картло-Кахетию в состояние вассальной зависимости, и с Фатали-ханом (Дербентским и Кубинским), лелеявшим собственные гегемонистские замыслы в Закавказье и надежду на поддержку Петербурга, объективно (и субъективно) служили как бы противовесом экспансионизму Ираклия II. Кроме того, Россия в перспективе предполагала возродить на территории Ереванского, Нахичеванского и Карабахского ханств христианскую Армению, что также шло вразрез с «имперскими» видами Ираклия. Сдерживающим фактором являлось и нежелание России нарушать условия Кучук-Кайнарджийско-го договора касательно Грузии (преимущественно Западной).

По всей видимости, проницательный Ираклий хорошо понимал подоплеку русской политики и в свою очередь старался отстаивать собственные интересы путем лавирования в силовом «треугольнике» - Россия-Турция-Иран. В каком-то смысле он шантажировал Россию и Иран возможностью грузино-турецкого сближения (к чему стремилась Порта), Турцию и Иран - перспективой российского протектората над Грузией, а своих более мелких врагов и соперников на Кавказе пугал и тем, и другим. Хотя Ираклию и удалось извлечь из такой политики некоторую пользу, все же она в конечном счете свидетельствовала больше о слабости, чем о силе. По существу положение Ираклия было крайне сложным и потенциально чревато военно-политической катастрофой. Картло-Кахетию, терзаемую внутренними усобицами, окружали опасные и непредсказуемые соседи - периодически опустошавшие ее лезгины, агрессивно настроенный Фатали-хан, временный и ненадежный союзник Ибрагим-хан (Карабахский), открыто враждовавший с Ираклием Соломон I (Имеретинский). Не говоря уже об Иране и Турции. Иранский правитель Керим-хан, боясь усиления Картло-Кахетии, готовился нанести по ней превентивный удар. Лишь его смерть (1779 г.) помешала этому замыслу. Наступившая затем очередная полоса борьбы за шахский престол могла в любой момент закончиться приходом к власти какого-нибудь объединителя и завоевателя (вроде Надир-шаха) с трагическими для Грузии последствиями. Не оставляла своих реваншистских претензий и Порта. По Кучук-Кайнарджийскому договору в ее ведении оставались Имеретия и другие княжества Западной Грузии. Она была не прочь распространить свое влияние дальше на восток.

В таком окружении Ираклию непременно нужен был союзник и для самосохранения, и для экспансии, которая в значительной мере являлась способом самосохранения. Ираклий, в качестве политической фигуры, представлял собой эдакого колосса на глиняных ногах. С одной стороны, Картло-Кахетия была самым крупным и самым сильным государственным образованием Закавказья, а ее царь внушал к себе своим авторитетным влиянием и агрессивностью, уважение и страх. С другой стороны, Ираклий балансировал на очень хрупкой грани между теоретически равновозможными перспективами могущества и краха. Осуществлению первого варианта препятствовали уже указанные объективные обстоятельства; второй же вариант до сих пор не стал реальностью, давно имея на то шансы, во многом благодаря выдающимся дипломатическим способностям Ираклия и его успешной макиавеллистской стратегии. В «тылу» каждого из своих противников, прямо или косвенно угрожавшего Картло-Кахетии, он имел союзников, готовых по его просьбе, зачастую подкрепленной щедрыми подарками, совершить диверсию. Девиз «враг моего врага - мой друг», исповедуемый грузинским царем, служил весомым предостережением для его недоброжелателей. И тем не менее Картло-Кахетия, при всех своих внушительных размерах и влиянии, находилась почти в осадном положении, и сдерживать эту осаду становилось все труднее и труднее.

Дело серьезно осложнялось тем, что Ираклий не хотел (или не мог?) удовлетвориться принципом status quo, чем, конечно, существенно ограничивал себе простор для дипломатического маневра. Любая его попытка расширить территорию Восточной Грузии неминуемо вела к коалиционным объединениям против него и ответной военной активизации. В данном случае Ираклию уже ничего не оставалось, как идти на союз с какой-либо из великих держав, чреватый немалыми уступками и опасностями. Тут выбор был узок -Россия, Турция, Иран.




Петербург, до разрешения крымского вопроса, выступал за сохранение status quo в Закавказье и не спешил ссориться раньше времени ни с Ираном, ни с Турцией, тем более ради идеи «Великой Грузии».

Придти к соглашению с Исфаганом о поддержке гегемонистской программы Ираклия представлялось маловероятным. Во-первых, эта программа противоречила аналогичным планам самого Ирана, предусматривавшим, между прочим, восстановление прочной вассальной зависимости грузинских царей. При наличии таких намерений нечего и говорить, что Иран примирился бы когда-нибудь с господством Картло-Кахетии над закавказскими ханствами. Во-вторых, в политически раздробленном Иране, постоянно находившимся под угрозой дворцовых переворотов, не было пока абсолютно легитимного правителя, с кем можно было бы иметь дело.

Вероятно, взвесив все эти обстоятельства, Ираклий II решил использовать ирано-турецкий антагонизм и заключить договор о дружбе с Портой (лето 1776 г.), которая также искала союза с грузинским царем. Ираклий II, признав себя (скорее символически) вассалом султана, имел в виду заручиться его поддержкой на случай войны с Ираном, и заодно намекнуть России, что она должна занять более четкую, прогрузинскую позицию, если не хочет потерять свое влияние в Закавказье. Возник некий, весьма любопытный, казус: амбициозный Ираклий II, смирив гордыню, подается в турецкие вассалы во имя собственных «имперских» целей. При этом образ «вассала-империалиста» соединял в себе номинальную зависимость от Турции и реальный экспансионизм по отношению к Ирану.

Поступок Ираклия II вызвал резко отрицательную реакцию Исфагана. В 1778 г. Керим-хан стал готовить войну с Грузией (но, как мы уже отмечали, его смерть в начале 1779 г. отодвинула эти планы. Общая ситуация внутри и вокруг Картло-Кахетии продолжала ухудшаться. От союза с Турцией Ираклий II получил гораздо меньше, чем ожидал. К началу 80-х гг. XVIII в. потенциальные выгоды от этого союза для Грузии были практически исчерпаны. Видя ее кризисное состояние, турки думали не о поддержке «союзника», а о том, как воспользоваться его слабостью. Идея «Великой Грузии» была для Турции не менее ненавистна, чем для Ирана.

Трагический парадокс заключался в том, что Ираклий II, мечтая о грузинской «империи», оставался между молотом и наковальней. Нередко трудно было установить, откуда исходила большая опасность - от иранцев, османов, лезгин или Фатали-хана, ждавшего лишь случая, чтобы объявить Ираклию II войну. А тут еще к концу 70-х гг. XVIII в. подняла голову внутренняя феодальная оппозиция, подстрекаемая Ираном и Соломоном I (Имеретинским). Страна пришла в экономический упадок.

Обстоятельства вынуждали Ираклия II совершить крутой поворот от утратившей эффективность политики лавирования между своими агрессивными соседями к четкой и безраздельной ориентации на Россию, хотя она и не внушала ему абсолютного доверия. Такая ориентация, как и любой одновекторный внешнеполитический курс, имела и преимущества, которые Ираклий II хотел получить в максимальном объеме, и издержки, которые он надеялся свести к минимуму. Союз с великой державой многое давал, но и дорого стоил. Но, похоже, грузинскому царю ничего не оставалось, кроме как сделать этот решительный и по-своему рискованный шаг.

В конце 1782 г. Ираклий обратился к Екатерине II с просьбой принять его под покровительство России. При этом просил он гораздо больше, чем предлагал: признать его право на владение Ереванским и Гянджинским ханством, помочь в приобретении Ахалцихского и Карского пашалыков и возвращении земель, завоеванных лезгинами. Со своей стороны он обещал России поддержку в случае войны с Ираном и Турцией. Ни о малейшем ущемлении его суверенитета не было и речи. Конечно, Ираклий, как умный и опытный политик, знал, что эти исключительно выгодные для него и менее соблазнительные для Екатерины II условия непременно станут предметом дипломатического торга и поэтому запросил самую высокую цену за свои услуги, реальная военная польза которых представлялась довольно сомнительной. Судя по всему, он был не прочь осуществить свою «имперскую» программу руками России, почти ничем не жертвуя.

Но в Петербурге не горели желанием заниматься внешнеполитической благотворительностью. Там думали прежде всего о национально-государственных интересах Российской империи, в деле защиты которых русские дипломаты являлись отнюдь не новичками. Петербург, рассматривая покровительство над Грузией сквозь призму собственных выгод, считал его обременительным для себя, по крайней мере на условиях, предложенных Ираклием. Преимущество России состояло в том, что инициативной, просящей стороной была Картло-Кахетия, тем самым признавая свое бедственное положение. Право ответить согласием или отказом, а значит, право диктовать принадлежало Екатерине II.

К решению помочь Ираклию императрицу подвигли не столько христианско-гуманистические мотивы (хотя и они имели место), сколько опять-таки соображения высокой политики. Россия была заинтересована в Грузии (и в Восточной, и в Западной) как в плацдарме для расширения русского влияния в Закавказье с перспективой его полного подчинения империи. Важным доводом в пользу союза с Ираклием служило то обстоятельство, что в период присоединения Крыма возникла угроза объявления Турцией войны с целью реванша. В ожидании ее Россия намеревалась открыть «второй фронт» против османов в Закавказье, для чего не помешала бы поддержка со стороны Ираклия.

Учитывая текущий момент и просчитав последствия своего решения, русское правительство вступило в переговоры с Грузией, и в результате 23 июля 1783 г. был подписан Георгиевский трактат о протекторате. Однако, как и должно было ожидать, его содержание и подтекст заметно раходились с первоначальными предложениями Ираклия.

Россия гарантировала целостность «настоящих владений» грузинского царя и помощь в приобретении новых (для чего она посылала в Грузию два батальона с четырьмя пушками - эта было явно недостаточно для обороны, не говоря уже о завоеваниях). Петербург брал на себя функции защиты грузинских интересов перед лицом домогательств Ирана и Турции. За это Ираклию пришлось многим поступиться. Статья об отказе от самостоятельной внешней политики лишала его одного из важнейших суверенных прав. Будущие грузинские цари ограничивались и в вопросах внутренней политики обязанностью испрашивать при вступлении на престол «инвеституру» у российских императоров. Ираклий обещал предоставить в распоряжение русских военачальников свое войско. Фактически упразднялся независимый статус грузинского католикоса, который теперь занимал высокое, но подчиненное место в русской церковно-иерархической системе (причислен к архиереям первого класса). Уравнение в правах благородного сословия и купечества Картло-Кахетии с соответствующими слоями российского общества являлось не только привилегией, но и шагом к устранению политических, социальных и психологических границ между Россией и Грузией, к созданию единого государственно-цивилизационного пространства. Для обеспечения кратчайшего сообщения с Грузией у входа в Дарьяльское ущелье (на Центральном Кавказе) была заложена крепость Владикавказ и начато строительство Военно-Грузинской дороги.

Итак, Екатерина II официально взяла Ираклия под свое покровительство. Однако конечную цель и методы осуществления этого протектората, равно как и соотношение взаимных обязательств, стороны, судя по последующим событиям, понимали по-разному. Россия надеялась, что в лице Ираклия она приобрела послушного и творческого исполнителя ее воли и замыслов. Суть их заключалась в упрочении русских позиций в Закавказье, постепенном вытеснении оттуда Турции и Ирана, превращении всего региона в прочный защитный барьер и эффективный геостратегический рычаг для давления на султана и шаха. Этой высшей цели, в конечном итоге, подчинялась гибкая тактика поддержания равновесия сил в Закавказье, в которой изначально была заложена тенденция к осторожному, поэтапному разрушению этого равновесия в пользу России. Будучи пока не в состоянии позволить себе крупномасштабное военное присутствие в Картло-Кахетии, Россия была вынуждена применять по большей части политико-дипломатические средства, полагаясь на свой моральный авторитет и несколько преувеличенные опасения ее соседей по поводу возможности быстрого появления многочисленной русской армии в Закавказье. Понимая, что Георгиевский трактат может привести к нежелательному для России обострению ситуации в регионе, Екатерина II всячески пыталась смягчить его последствия, заручившись поддержкой или нейтралитетом крайне встревоженных азербайджанских ханов, весьма ненадежных в своих ориентациях. Одним Петербург внушал, что русско-грузинский союз ничем им не грозит, других, напротив, недвусмысленно предупреждал о последствиях враждебных действий против Грузии. После 1783 г. и до окончания русско-турецкой войны 1787-1791 гг. главными оппонентами России в Закавказье были Порта и ее союзники в Азербайджане и Дагестане. Против них и были направлены основные усилия Петербурга, старавшегося сохранить мирные отношения с Ираном.

Что касается Ираклия II, то он видел в Георгиевском трактате, помимо средства обороны, инструмент реализации своей экспансионистской программы, от которой он отнюдь не отказался. Ираклий рисовал перед Екатериной II грандиозные планы объединения христиан Востока в борьбе против мусульман. Подчеркивалось, что для этого России нужна сильная («великая») Грузия, ибо только в таком качестве она может быть полезным союзником. Ареной этой священной войны, по мысли Ираклия, должны были стать в первую очередь Азербайджан и Иран, а уже потом - Турция.

Как будто не обращая внимания на соответствующую статью Георгиевского трактата, Ираклий, имевший теперь за спиной могущественную державу, продолжал вести самостоятельную внешнюю политику, едва ли не активнее, чем прежде. Правда, он держал Петербург в курсе дел, хотя и не всегда. Последний не только не препятствовал этому нарушению трактата, но даже поощрял его. Екатерине II, еще не готовой к ведению большой войны в Закавказье, было выгодно иметь там в качестве опоры политика и дипломата такого масштаба и с такими обширными связями на Ближнем Востоке, как Ираклий, покуда общее направление его политики соответствовало интересам России. Петербург следил также и за тем, чтобы аппетиты грузинского царя не выходили за рамки, приемлемые для России. Впрочем, по этому поводу Россия могла не волноваться. Поведение соседей Картло-Кахетии, особенно лезгин, не располагало к мечтам о «Великой Грузии».

Картло-Кахетия была не единственной проблемой, беспокоившей русское правительство. Остро стоял вопрос об отношении к азербайджанским ханствам, между которыми шла борьба за гегемонию в Восточном Закавказье. С их стороны усилились подозрительность и неприязнь к Ираклию после заключения грузинско-русского союза. К аналогичному союзу стал тяготеть Фатали-хан в поисках поддержки собственным экспансионистским планам. Россия в общем благосклонно, но не без настороженности воспринимала такие предложения. Ее стратегическая задача оставалась прежней - не допустить явного преобладания в Закавказье ни одного из соперников, будь то христианин и русский союзник Ираклий или мусульманские правители Фатали-хан, Ибрагим-хан или кто-либо еще. Кстати, на прошение Ибрагим-хана о покровительстве Петербург фактически ответил отказом, ибо интересы хана и России в вопросе о создании Армянского государства (в том числе за счет Карабахского ханства) не совпадали. В результате расстроились и союзнические отношения между Карабахом и Картло-Кахетией. Не желая оставаться в изоляции перед лицом реальной перспективы объединения против него Фатали-хана, Ираклия II, ширванского и шекинского ханов, Ибрагим-хан вступил в союз с Турцией.

Предметом пристального внимания Петербурга оставался пока еще дружественный, но непредсказуемый Иран, всегда считавший Восточную Грузию своей вассальной территорией. Немедленной реакции Исфагана на Георгиевский трактат не последовало лишь потому, что после смерти Керим-хана, замышлявшего поход против Грузии, в Иране развернулась борьба за шахский престол сразу между несколькими претендентами, основными из которых были Али Мурад-хан (Исфаганский) и Ага Мухаммед-хан (Астрабадский). Россия предусмотрительно поддерживала связи и с одним, и с другим, готовая оказать поддержку тому из них, кто больше за нее заплатит. Плата подразумевала не только сохранение лояльности к Петербургу и отказ от реваншистской войны за возвращение Грузии, но и согласие на образование Армянского царства на территории, входящей в состав Ирана.

По этой же причине Россия подогревала надежды на шахский престол и у других соискателей, в частности - у Фатали-хана, от которого, кроме того, надеялась получить Дербент и Баку. Когда после смерти Али Мурад-хана (1785 г.) резко возвысился Ага Мухаммед-хан (из Каджаров), Россия, резонно опасаясь, что после насильственного объединения Ирана каджарская экспансия будет развиваться в направлении Закавказья, решила создать ей заслон. Для этого она содействовала примирению и заключению союза между двумя заклятыми врагами - Фатали-ханом и Ираклием II (1787 г.), расстроив намерение Ага Мухаммед-хана разжечь еще сильнее их вражду. Между тем и сам каджарский правитель настойчиво искал соглашения с Россией. Однако предметом такого соглашения он считал восстановление вассальной зависимости Восточной Грузии от Ирана, что было совершенно неприемлемо для России.

В 80-е годы XVIII в. наибольшее напряжение в Закавказье возникло между Россией и Турцией. После короткой стабилизации русско-турецких отношений (в связи с Кучук-Кайнарджийским договором) последовал новый виток обострения. Имея в качестве формального повода соответствующие положения Кучук-Кайнарджийского договора, Порта заметно активизировалась в Западной Грузии. Было укреплено восточное побережье Черного моря, закрыт доступ к нему русским судам. Местные феодально-политические силы стали мощным орудием воздействия на ситуацию в регионе. Представители оппозиции против Соломона I (мингрельские и гурийские князья) находились в тесных сношениях со Стамбулом. Поддерживая их, Турция оказывала давление на имеретинского царя, требуя от него признать верховную власть Порты. Остро нуждавшийся в помощи Соломон I обратился к России с просьбой о покровительстве (осень 1781 г.), надеясь с ее помощью подчинить себе Мингрелию, Гурию, Абхазию и, быть может, другие территории. Русское правительство избегало бросать туркам открытый вызов и поэтому отказало Соломону, однако посулило удовлетворить прошение при первом же удобном случае. В стремлении консолидировать антитурецкие силы в Закавказье Россия добилась примирения Соломона I с его давним врагом Ираклием II, а после смерти Соломона (1784 г.) содействовала достижению компромисса между новым имеретинским царем Давидом Георгиевичем и Ираклием.

После Георгиевского трактата обеспокоенная Турция активизировалась не только в Западной Грузии, но также в Картло-Кахетии, азербайджанских ханствах и Дагестане. Она предполагала организовать широкую коалицию против Ираклия II. Большие надежды возлагались на лезгин. Ахалцихский пашалык (губернатор Сулейман-паша) был предоставлен им в качестве сборного пункта.

В коалицию против Грузии и России Турция пыталась привлечь и Иран, спекулируя на идее исламской солидарности и священной войны с гяурами, угрожающими прежде всего Ирану. Этот замысел не удался, ибо соперникам за шахский престол было пока не до борьбы с Россией, в которой они до поры до времени видели скорее союзника, чем врага.

Вместе с тем весной 1785 г. Порте удалось сформировать военный союз с участием Сулеймана-паши (Ахалцихского), в роли инициатора, ширванского, нухинского, карабахского, хойского ханов и джарских (лезгинских) старшин. Но намечавшийся поход против Грузии не состоялся, и вскоре последовал распад союза. Причина -слухи о скором появлении в Закавказье русских войск. Однако в 1785 г. обычные лезгинские набеги на Картло-Кахетию приняли особо злостный и организованный характер, явно под влиянием подстрекательств Сулейман-паши (Ахалцихского).

Положение Ираклия II усугублялось бесчинствами внутренней феодальной оппозиции. В отчаянии грузинский царь писал в Петербург, что он подвержен «великой крайности», и если Россия не окажет ему военную помощь, то «разорится отечество наше». Екатерина II воздержалась от посылки дополнительных войск в Грузию. Во-первых, она не хотела спровоцировать преждевременную войну с турками; во-вторых, осуществить эту помощь технически было сложно в условиях отсутствия удовлетворительных дорог. (Ослаблять и без того малочисленные войска на Северном Кавказе - около 14 тысяч человек - представлялось рискованным.)

Вместе с тем, вопрос о нежелании России отправлять подкрепление в Грузию не так прост, как может показаться. Причины, изложенные выше и приводимые в основном советскими историками, конечно, заслуживают внимания. Но не стоит полностью отвергать и версию некоторых западных ученых, полагавших, что Екатерина II хотела ослабить Восточную Грузию до такого состояния, которое отдало бы ее в полную зависимость от России. Не исключено, что гегемонистские планы Ираклия и его самостоятельная, не всегда согласуемая с Петербургом внешняя политика вызывали настороженность и раздражение в российской столице. Возможно, там не очень нравились и некоторые письма Ираклия, где он не просто сетует на отчаянную ситуацию, а «непременно требует» от России выполнения обязательств, принятых по Георгиевскому трактату, т. е. -увеличения русского военного контингента в Грузии с символического числа (менее 2 тысяч пехоты; только в 1788 г. в Грузию было доставлено 14 орудий из 24, предусмотренных трактатом) до «достаточного» для того, чтобы оборонять Картло-Кахетию от агрессивных соседей. Так или иначе, проблема русско-грузинских отношений после 1783 г., имевших не только видимую сторону, но и, вероятно, испытывавших воздействие скрытых пружин, заслуживает дальнейшего, более глубокого исследования.

Накануне и в период русско-турецкой войны 1787-1791 гг. вся политика России в Закавказье подчинялась главной задаче - не допустить там открытия второго (наряду с европейским) театра военных действий. Петербург прилагал всяческие усилия для поддержания относительной стабильности и равновесия. Это требовало гибкой, тщательно продуманной политики, в чем-то напоминавшей шахматную партию, где одной стороне необходимо добиться ничейного исхода. Россия выстраивала в Закавказье и вокруг него сложную систему комбинаций. Предпочитая сохранить мир с Ираном, она вместе с тем постаралась образовать союз между Ираклием и Фатали-ханом для защиты от возможных ударов со стороны Ага Мухаммед-хана, Турции или коалиции азербайджанских ханов. Согласие Фатали-хана на союз со своим давним врагом, очевидно, было куплено щедрыми посулами из Петербурга. Кроме того, этот союз в принципе отвечал интересам хана, очень встревоженного каджарской угрозой. Не имея военных средств хоть как-то защитить Восточную Грузию от лезгинских набегов, Россия была вынуждена периодически подкупать самого влиятельного владетеля Дагестана, Умма-хана (Омар-хана), чтобы тот удерживал лезгин от нападений. (Кстати, Умма-хан охотно получал подарки и от султана, стремившегося перетянуть его на свою сторону.) Особую осмотрительность проявляла Россия в Западной Грузии, отказываясь идти навстречу просьбам Соломона II (а позже - Давида Георгиевича) о покровительстве.

В быстро меняющейся и во многом непредсказуемой обстановке России приходилось учитывать потенциальную опасность ирано-турецкого сближения. И хотя интересы суннитской Турции и шиитского Ирана остро сталкивались в Восточном Закавказье, Россия предпочитала ни в коем случае не создавать условий для их объединения против России и Грузии на предмет раздела сфер влияния, как это уже случалось в предшествующие века.

Проводимая с таким усердием русская политика умиротворения Закавказья наталкивалась на досадные помехи, способные предельно обострить ситуацию в любой момент. Как ни странно, эти помехи прямо или косвенно создавал ближайший союзник России Ираклий II, точнее - его гегемонистские планы, которые он отстаивал с неизменным упорством и которые простирались на Гянджу, Ереван, Карабах и, возможно, на другие территории в Южном Азербайджане и Северном Иране. Таким образом, внешнеполитическая программа Ираклия II по-прежнему несет на себе печать некоей парадоксальности. С одной стороны, он уведомляет Россию об отчаянных перспективах Грузии и умоляет о защите, с другой - стремится втянуть ее в осуществление завоевательных экспедиций во имя идеи «Великой Грузии». Имперские притязания Ираклия всегда тревожили его азербайджанских соседей. Этот перманентный антагонизм смягчался ханскими междоусобицами и заинтересованностью враждующих сторон в виртуозных посреднических услугах картлийского царя, дипломатические таланты которого ценились очень высоко. Однако после заключения русско-грузинского союза (1783 г.) страх и подозрения к Ираклию II заметно усилились, ибо он открыто бравировал этим союзом, запугивая им восточно-закавказских правителей. Последние, естественно, искали противовес русско-грузинской угрозе - в Иране, Турции, Дагестане. Бывало, и в самой России, прося ее о покровительстве и тем самым об автоматическом избавлении от притязаний Ираклия II.

Плохо согласовывалось с осторожной позицией России (во второй половине 80-х гг.) нескрываемое намерение другого союзника России Фатали-хана объединить под своей эгидой азербайджанские ханства и, при возможности, занять шахский престол в Иране. С этой целью он добивался русского покровительства. Россия вступила с ним в затяжные переговоры, желая выиграть время и проверить его искренность. Петербург, понимая, что «имперские» планы Фатали-хана и Ираклия могут придти в столкновение и испортить их союзнические отношения, хотел объединить их общими интересами борьбы с каджарской угрозой. Но просьбу Фатали-хана о покровительстве Россия так и не удовлетворила (а после смерти хана в 1789 г. и распада его владений эта просьба потеряла прежнюю актуальность).

Дестабилизации обстановки в Закавказье способствовало вступление Ибрагим-хана Карабахского (бывшего союзника Ираклия II) в союз с Турцией. Он имел виды на Гянджу, Ереван, не говоря уже о том, что хотел укрепить власть над своими «подданными» - карабахскими (армянскими) меликами. Для этого требовалась помощь Порты, за что и сам Ибрагим-хан обязался действовать в Закавказье в ее пользу, в частности в вопросе об обеспечении доступа к Каспийскому побережью. Карабахский владетель заверял султана, что вместе они поставят всех их врагов «вверх ногами».

Таким образом, в 80-е гг. XVIII в. позиции России в Закавказье подвергались серьезному риску перспективой внутренних малых войн в регионе с реальным вовлечением Турции и вероятным вовлечением Ирана. Петербург, по ряду причин (в том числе из-за сильной оппозиции влиятельных противников восточного направления внешней политики России) еще не был готов принять столь широкомасштабный вызов, грозивший преждевременно и глубоко втянуть его в кавказские дела и серьезно ослабить его активность на западном направлении.

В еще более рискованном положении находился Ираклий II. Назревавшие со стороны Турции и Ирана угрозы усугублялись постоянными набегами лезгин, устрашающими приготовлениями Умма-хана Аварского и готовностью ряда азербайджанских ханов примкнуть к любой коалиции против Картло-Кахетии. Не вызывал полного доверия такой союзник Ираклия, как Фатали-хан. Кроме того, ему (Фатали-хану) неизменно приходилось оглядываться на свой беспокойный дагестанский тыл, откуда многие местные владетели могли нанести удар при первом удобном случае. Это делало Фатали-хана ненадежным партнером. При виде сгущающихся на горизонте туч, терзаемый подозрением, что Россия не может (или, того хуже, не хочет) не только поддержать его экспансионистские планы, но и даже предоставить ему эффективную защиту, Ираклий был вынужден активизировать свою собственную внешнюю политику в той макиавеллистской форме, в которой он проводил ее прежде. Петербург отнесся к действиям картлийского царя с пониманием и, похоже, даже поощрял их, когда они не слишком сильно расходились с русскими интересами. Прежде всего Ираклий хотел обезопасить себя от турок, которые превратили свою территорию (Ахалцихский пашалык) в военный плацдарм для лезгинских набегов на Картло-Кахетию с юга вдобавок к тому, что аналогичные набеги предпринимались еще и с севера. По-прежнему представляла огромную опасность и сама Турция - своими реваншистскими претензиями, своим влиянием на некоторых азербайджанских и дагестанских ханов, своей готовностью образовать антигрузинскую коалицию, грозившую Ираклию смертельной опасностью.

В 1786 г. Ираклий вступил в переговоры с Сулейман-пашой (Ахалцихским) на предмет заключения с ним договора о мире. Сулейман-паша потребовал:

1) вывода русских войск из Грузии или, по крайней мере, неувеличения их числа;

2) разрыва союза с Россией; уничтожения новой (Военно-Грузинской) дороги и срытия крепости Владикавказ;

3) признания верховного суверенитета султана над Грузией.

За это обещалось: не держать лезгин в Ахалцихе; признать власть Ираклия над Гянджой и Ереваном; пожаловать его «многими окрестными (азербайджанскими. -В.Д.) землями». Картлийский царь, несмотря на давление своего ближайшего окружения, отклонил эти требования и взял курс на затягивание переговоров, чтобы выиграть время до прояснения ситуации в связи с приближающейся русско-турецкой войной. Вероятно, по этой же причине не спешил и Сулейман-паша, не желавший подвергать себя опасности нападения России (в союзе с Грузией). Дело в конце концов закончилось компромиссом - подписанием сепаратного соглашения о ненападении между Ираклием и Сулейман-пашой (июль 1787 г.). Вместе с тем, ведя переговоры, стороны вовсе не отказывались от двойной игры. Один продолжал просить у России войска, ссылаясь на Георгиевский трактат, другой стремился объединить против Ираклия Умма-хана Аварского и Ибрагим-хана Карабахского.

Ираклий тотчас поспешил извлечь пользу из договора о ненападении. Застраховав свои юго-западные тылы от турок, грузинский царь, под предлогом подавления внутренних волнений в Гяндже (и Ереване), двинул туда свои войска, в состав которых входил русский батальон (середина августа 1787 г.). Казалось, был выбран благоприятный момент: Умма-хан Аварский, будучи болен, не мог вмешаться в события, а союзнику Джават-хана Гянджинского Ибрагим-хану Карабахскому пришлось сосредоточить все силы против Фатали-хана и нухинского хана. Однако вскоре Ираклий был вынужден прекратить поход. От Фатали-хана и нухинского хана явились посланцы и «дружески» посоветовали картлийскому царю оставить Джават-хана в покое, что и было исполнено.

Формальный довод Фатали-хана состоял в том, что Умма-хан готовится ударить по Дербенту, пользуясь отсутствием войск в городе (и поэтому экспедиция против Ибрагим-хана была прекращена). На самом же деле, главная причина заключалась в другом: Фатали-хан ни в коем случае не желал допустить усиления Картло-Кахетии. Так на практике были испытаны на прочность «дружба и союз» между двумя закавказскими «империалистами».

Неудачный поход Ираклия в Гянджу еще раз обнажил в его политике парадоксальное сочетание «державного экспансионизма» и отчаянного стремления защититься, спастись от военной, государственной и демографической катастрофы. И тонкую грань, которая может отделять мнимое могущество от реального упадка, притязание на величие от панического страха перед надвигающейся бедой".









edited by: Wened, 23 Окт, 2006 г. - 00:08


************** ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ЗАБЛОКИРОВАлся **************
Top  Profile send PM Homepage
 
Svanski Posted: 23.10.2006, 00:25

Svanski

registered: 12.07.04
Posts: 398


  
last visit: 26.08.11
Wened
Svanski
bolotin - jalko chto vash vozras meshaet mne otvetit vak kak nado !!!!!!!
icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad icon_mad
I ne kakomotu "mechaobe" cudit' o maey istorii....

Ух ты! Шесть раз! И не устал ведь палец. Ну ты прям "чистаа канкретнаа сванский". Такой высокий IQ может травмировать мозг.

А "мечаоба" это что, вежливай наш?


mne vas jalko !!! icon_frown icon_frown


ერეკლე II  (7.11.1720-11.01.1798)
 
   კახეთის მეფე 1744-1762 წლებში, ქართლ-კახეთის მეფე  1762-1798 წლებში. თეიმურაზ II-სა და თამარ დედოფლის (ვახტანგ VI-ის ასული) შვილი. დაიბადა 1720 წლის 7 ნოემბერს. პირველი საბრძოლო ნათლობა 15 წლის ასაკში მიიღო. როდესაც ლეკთა მარბიელი რაზმების წინააღმდეგ ბრძოლაში უსარდლა ჯარს. 1737-1739 წლებში იმყოფებოდა ნადირ შაჰის კარზე და მონაწილეობა მიიღო ინდოეთზე ლაშქრობაში. 1744 წელს თეიმურაზ II ქართლის მეფე გახდა, ხოლო ერეკლე II კახეთისა. 1747 წელს თეიმურაზ II ირანში წავიდა. წასვლის წინ მან ქართლი ერეკლესა და აბდულა-გებს (იესეს ძეს) ჩააბარა. აბდულა-ბეგმა ერეკლეს ბრძოლა დაუწყო. კახთ ბატონმა მოახერხა მოწინააღმდეგის დამარცხება. 1748 წელს ერეკლემ თბილისი გაანთავისუფლა ირანელთაგან და იქ ქართველი მეციხოვნეები ჩააყენა. 1749 წელს თეიმურაზი ქართლში დაბრუნდა. მართალია, ქართლი და კახეთი დამოუკიდებელი სამეფოები იყო, მაგრამ მამა-შვილი შეთანხმებულ პოლიტიკას ატარებდნენ და ფაქტიურად აღმოსავლეთ საქართველო ერთიანი იყო. იმავე წლის შემოდგომაზე, თეიმურაზსა და ერეკლეს თარაქამების წინააღმდეგ ბრძოლაში დახმარება სთხოვა ერევნის ხანმა. ქართველებმა გაიმარჯვეს ბრძოლაში და ერევნის სახანო ქართლ-კახეთის მფარველობაში შევიდა. მალე ანალოგიური ნაბიჯი გადადგა ნახიჩევანის სახანომაც. 1750 წელს თეიმურაზმა და ერეკლემ დაამარცხეს ყარაბაღის მმართველი ფანა-ხანი. 1751 წელს ქართლისა და კახეთის გაერთიანებული ჯარი ჭარის დასამორჩილებლად დაიძრა. 15 თებერვალს მდ. აგირ-ჩაის ნაპირზე ქართველები დამარცხდნენ, გამარჯვება შაქის ხანს ჰაჯი-ჩალაბს დარჩა. იმავე წლის ივლისში, ყირბულახთან. ერეკლემ 3000-კაციანი ლაშქრით დაამარცხა აზატ-ხანის 18000-ანი ჯარი. აზატ-ხანი, რომელიც ირანის შაჰობასაც კი უმიზნებდა. იძულებული გახდა ზავი დაედო ერეკლესთან. 1752 წელს. განჯასთან ბრძოლაში ქართველები კვლავ დამარცხნენ. ამ მარცხმა თეიმურაზისა და ერეკლეს ავტორიტეტი შეარყია. ამიერკავკასიაში მათი პირველობა საეჭვო გახდა. საჭირო იყო სასწრაფო გადამწყვეტი ღონისძიებების გატარება. სამთვიანი მზადების შემდეგ, 1752 წლის 1 სექტემბერს, თულქითაფასთან ბრძოლაში ერეკლემ სასტიკი მარცხი აგემა ჰაჯი-ჩალაბს. მისი ლაშქარი მთლიანად განადგურებული იქნა. ერეკლემ და თეიმურაზმა კვლავ აღადგინეს თავისი გავლენა აღმოსავლეთ ამიერკავკასიაზე.
მალე ქართლისა და კახეთის სამეფოებს ახალი საფრთხე დაემუქრათ. გააქტიურდნენ ლეკები, რომლებიც უფრო და უფრო აძლიერებდნენ თავის მარბიელ ლაშქრობებს. 1754 წელს ხუნძახის ბატონი ნურსალ-ბეგი დიდი ჯარით შემოიჭრა ქართლში. მჭადიჯვართან ბრძოლაში ერეკლემ დაამარცხა მოწინააღმდეგე. 1755 წელს ნურსალ-ბეგმა კახეთიდან სცადა შემოჭრა და ყვარლის ციხეს შემოარტყა ალყა. ერეკლე ამჯერადაც გამარჯვებული გამოვიდა ბრძოლიდან.
1756-1757 წწ. ლეკებმა რამდენჯერმე ილაშქრეს ქართლ-კახეთში, მაგრამ ყოველთვის დამარცხებულები ბრუნდებოდნენ უკან.  1758 წელს თეიმურაზ II-მ, ერეკლე II-მ და სოლომონ I-მა ხელშეკრულება დადეს ურთიერთდახმარების შესახებ. 1759 წელს ლეკთა 8000-ანი ჯარი, კოხტა ბელადისა და ჩონჩოლ-მუსას მეთაურობით, გადმოვიდა საქართველოში ს. ატოცთან და დვანის ციხესთან ერეკლემ მარცხი აგემა მტერს. ამ ბრძოლაში ქართლისა და კახეთის მეფეებს სოლომონ I ეხმარებოდა.  1762 წელს პეტერბურგში გარდაიცვალა თეიმურაზ II. ქართლის სამეფო მემკვიდრეობით ერეკლე II-ს ეკუთვნოდა და მანაც ორივე სამეფო გააერთიანა. ამ დროიდან მოყოლებული ერეკლე გაერთიანებული ქართლ-კახეთის მეფეა. ქართლის თავადების ნაწილი ერეკლეს წინააღმდეგი იყო და მათ შეთქმულების მოწყობა განიზრახეს. ქართლის მეფედ მათ ვახტანგ VI-ს უკანონო შვილი პაატა უნდოდათ. 1765 წელს ერეკლემ შეიტყო შეთქმულების შესახებ და მოწინააღმდეგეები სასტიკად დასაჯა. იმავე წელს ერეკლე II-მ გამოსცა ბრძანება, რომლითაც ტყვეობიდან თავისით თავდახსნილი გლეხი თავისუფალი ხდებქოდა და ბატონს მასზე ხელი აღარ მიუწვდებოდა.
1768 წელს დაიწყო რუსეთ-თურქეთის მორიგი ომი. ერეკლე II-მ (ისევე, როგორც სოლომონმა) გადაწყვიტა ჩაბმულიყო ომში რუსეთის მხარეზე. თუკი ეს უკანასკნელი დამხმარე ჯარს გამოაგზავნიდა საქართველოში. 1770 წლის აპრილში ერეკლე (7000 კაცით) ტოტლებენი (1200 კაცით) ახალციხისკენ დაიძრნენ. მაგრამ 19 აპრილს, აწყურის ციხესთან, ტოტლებენმა მიატოვა ერეკლე და უკან დაბრუნდა ქართლში. ერეკლეს მარტოს მოუწია მტრის წინააღმდეგ ბრძოლა. 20 აპრილს ქართველებმა ასპინძასთან სასტიკად დაამარცხეს თურქეთის ჯარი. ტოტლებენის ღალატის გამო ერეკლე იძულებული იყო უკან დაბრუნებულიყო და შეეწყვიტა წარმატებით დაწყებული ლაშქრობა. 1771 წელს ერეკლემ ხერთვისის ციხე აიღო. 1772 წელს ერეკლე II-მ ელჩობა გაგზავნა რუსეთში ანტონ I კათალიკოსისა და თავისი ვაჟის – ლევანის მეთაურობით (ელჩები 1774 წელს დაბრუნდნენ საქართველოში). 1773 წელს ერეკლე II-მ და სოლომონ I-მა აღადგინეს ურთიერთშორის დადებული ხელშეკრულება.
1774 წელს ერეკლემ გამოსცა ბრძანება “მორიგე ჯარის” დაწესების შესახებ. ამან საშუალება მისცა მეფეს, ყოველთვის მზად ჰყოლოდა 5000 მოლაშქრე. “მორიგე ჯარის” მისი შვილი ლევან ბატონიშვილი მეთაურობდა. 1778 წელს ქართლ-კახეთის მეფემ განჯის მმართველი – ფათ ალი-ხანი დაამარცხა სასტიკად. 1779-1780 წლებში ერეკლეს რამდენიმეჯერ მოუწრია ლაშქრობა ერევნის სახანოს კვლავ დასამორჩილებლად.  1782 წლის 21 დეკემბერს ერეკლე II-მ ოფიციალური თხოვნით მიმართა რუსეთის საიმპერატორო კარს ქართლ-კახეთის სამეფოს მფარველობაში მიღების შესახებ. 1783 წლის 24 ივლისს, გეორგიევსშკი, ხელი მოეწერა ტრაქტატს რუსეთსა და ქართლ-კახეთის სამეფოს შორის. 2 ნოემბერს თბილისში რუსეთის ორი ბატალიონი შემოვიდა.
1784 წელს ქართველთა და რუსთა გაერთიანებულმა ჯარმა ჭარს შეუტია და ლეკები დაამარცხა. 1785 წლის სექტემბერში ავარიის მმართველმა ომარ-ხანმა 20000-ანი ჯარით ქართლ-კახეთი დალაშქრა. ერეკლემ ვერ შესძლო სათანადო წინააღმდეგობა გაეწია მტრისათვის და იძულებული გახდა, ომარ-ხანისთვის ფული გადაეხადა. რათა ამ გზით დაეხსნა თავი მისი შემოსევებისაგან. 1786 წელს ერეკლემ სამშვიდობო ხელშეკრულება დადო ახალციხის ფაშა სულეიმანთან. იმავე წელს, 18 დეკემბერს,  საგარეჯოში გაიმართა დიდებულთა თათბირი, რომელზეც განხილული იყო საგარეო ორიენტაციის გადასინჯვის საკითხი. 1789 წლის იანვარში ერეკლე შეხვდა ალი-ხანს. მათ გაინაწილეს გავლენის სფეროები და გადაწყვიტეს შეთანხმებულად ემოქმედათ ერთობლივი მტრის – აღა-მაჰმად-ხანის წინააღმდეგ. თავისი მოღავწეობის ბოლო პერიოდში ერეკლე მეფემ რიგი სერიოზული შეცდომა დაუშვა, რაც მის სამშობლოს ძვირად დაუჯდა. 1790 წელს ერეკლეს ესტუმრნენ იმერეთის სამეფოს წარმომადგენლები: დოსითეოს ქუთათელი, ევქთიმე გაენათელი, ზურაბ წერეთელი, სეხნია წულუკიძე და სხვები. ისინი სთხოვდნენ მეფეს იმერეთის შეერთებას ქართლ-კახეთის სამეფოსთან. მეფემ დარბაზი მოიწვია ამ უმნიშვნელოვანესი საკითხის გადასაწყვეტად. რამდენიმე დღე მიმდინარეობდა კამათი მომხრეებსა (გიორგი ბატონიშვილი, დავით ორბელიანი, ჭაბუა ორბელიანი, ანტონ კათალიკოსი) და მოწინააღმდეგეებს (იოანე მუხრან-ბატონი) შორის. საბოლოოდ მეფემ განაცხადა, რომ ის ვერ შემოიერთებდა იმერეთის სამეფოს და ვერ წაართმევდა ტახტს თავის შვილიშვილს დავით არჩილის ძეს (მომავალ სოლომონ II იყო ერეკლეს ასულის, ელენეს, შვილი). ამ საკითხის გადაწყვეტაში მთავარი მაინც ის იყო, რომ იმერეთი თურქეთის გავლენის სფეროს წარმოადგენდა და მისი შემოერთებით ერეკლე მკვეთრად გაიუარესებდა ურთიერთობას პორტასთან (თანაც ეს იმ დროს რუსეთის, რომლის მფარველობაშიც უკვე იყო ქართლ-კახეთი, ინტერესებში არ შედიოდა). 1790 წელს დაიდო “ტრაქტატი ივერიელთა მეფეთა და მთავართაგან დამტკიცებული, საზოგადოსათვის შეერთებისა ქართლისა, კახეთისა, იმერთა, ოდიშისა და გურიისა”. 1791 წელს ერეკლე II-მ შეცვალა ტახტის მემკვიდრეობის წესი – მამიდან უფროს ძეზე გადასვლის ნაცვლად, მან ბრძანა ტახტის ძმიდან ძმაზე გადასვლა. 1792 წელს ერეკლე მეფემ, თავისი ბრძანებით, შვილებს დაუნაწილა სამეფო ქონება და გამოუყო საუფლისწულოები. 1794 წლს ირანის ტახტი დაიკავა აღა- მაჰმად-ხანმა, რომელმაც საქართველოს დამორჩილება გადაწყვიტა და საამისოდ სამხედრო სამზადისს შეუდგა.  1795 წლის ივნისში ქართველთა ჯარმა (ალექსანდრე ბატონიშვილის სარდლობით) დაამარცხა ერევნისა და შუშის სახანოების დასამორჩილებლად გაგზავნილი აღა-მაჰმად-ხანის ლაშქარი. სექტემბრის დასაწყისში აღა-მაჰმად-ხანი თბილისისაკენ დაიძრა. 10 სექტემბერს სოღანლუღთან ბრძოლაში ირანელები დამარცხნენ. მაგრამ მეორე დღეს, 11 სექტემბერს, გადამწყვეტ ბრძოლაში 5000-მა ქართველმა ვერ შეძლო 35000-ანი მტრის არმიის დამარცხება. 75 წლის მეფე ბრძოლის ველიდან შვილმა, იოანე გიორგის ძემ, ძალით გაიყვანა. მარცხმა მძიმედ იმოქმედა, როგორც პირადად მეფეზე, ასევე მის სამეფოზეც. (რუსებს, რომელთაც ''გეორგიევსკის ტრაქტატით'' საქართველოს დახმარების ვალდებულება ჰქონდათ აღებული, ხელიც კი არ გაუნძრევიათ, მათ აწყობდათ ქართლ-კახეთის სამფოს დასუსტება).
1798 წლის 11 იანვარს ერეკლე II თელავში გარდაიცვალა. მხცოვანი მეფე სვეტიცხოველში დაკრძალეს.




www.youtube.com/results?search_query=lentexi&search=Search



http://www.agla.info/site/page.php?l=RU

Top  Profile send PM
 
Beroma Posted: 23.10.2006, 00:34
Инженер
Инженер
Beroma

registered: 11.04.05
Posts: 1006

Moscow
  
last visit: 26.08.11
Сударь, вы удивитесь, но пользовался в большей степени "новогрузинскими" учебниками.
Признаю что в Грузии встречается ТО, на что вы намекаете упоминая "новогрузинские" учебники, но на мой взгляд не в большей степени чем в остальных государствах, да и не повсеместно.

Вас же упомянул без сарказма и иронии, просто забыл указать что издание "современное", т.к. вы акцентируетесь на этом вопросе.

Что же о вашем материале, то верну вам диферамб, он интересен, и несколько удивителен для меня :), потому что признание такого прагматизма в Закавказской политике Российской империи, в России сегодня не "официально", в отличии от "мы вам все, а вы нам..." (кстати когда сей труд писался?)...По большому счету я со многим согласен, единственное отмечу что немного не разделяю "хронологию" мыслей Ираклия, но не суть (в основном).
Хотя тут надо еще разбирать и вчитываться, но это в будни :)

Хотя сразу отмечу один моментик:
Wened
2) разрыва союза с Россией; уничтожения новой (Военно-Грузинской) дороги и срытия крепости Владикавказ;

Владикавказ, хм..именно этого требования не знал. Интересно что на это скажет некто Кокойты сотоварищи? :) (это о их размышлениях об ЮО и СОА в "древности")



"Несмотря на кучу недостатков, горячие сердцем, светлые духом и
благородные по натуре наши соотечественники были бы способны творить
чудеса, если б их не охлаждали и не успокаивали вечные снега Кавкасиони..."

Н. Думбадзе
Top  Profile send PM
 
Wened Posted: 23.10.2006, 00:52

Wened

registered: 18.05.04
Posts: 588

СПб
  
last visit: 26.08.11
Beroma
Сударь, вы удивитесь, но пользовался в большей степени "новогрузинскими" учебниками.

Ой ли? Судя по всему карта (шрифт, стиль написания) принадлежит все же какому-то старому академическому изданию. Да и не говорите мне, что новогрузинские учебники печатаются на языке оккупантов.
Beroma
Что же о вашем материале, то верну вам диферамб, он интересен, и несколько удивителен для меня :),

Что ж, обмен любезностями состоялся. icon_wink
Beroma
потому что признание такого прагматизма в Закавказской политике Российской империи, в России сегодня не "официально", в отличии от "мы вам все, а вы нам..." (кстати когда сей труд писался?)...

Ну, как видите, все вполне официально. Этот автор, насколько я понимаю, преподает будущим российским дипломатам (коли в МГИМО). Книга свежая, год издания вроде бы 2001й. Да и «мы вам все» это скорее в ответ на «эта земля знала турецких, монгольских, русских захватчиков».
Beroma
Хотя тут надо еще разбирать и вчитываться, но это в будни :)

Если вдруг окажетесь везучее меня (тщетно искал сегодня эту книгу в электронном виде часа 4) – не пожадничайте.
Beroma
Владикавказ, хм..именно этого требования не знал. Интересно что на это скажет некто Кокойты сотоварищи? :) (это о их размышлениях об ЮО и СОА в "древности")

Не понял, а в чем противоречие?



************** ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ЗАБЛОКИРОВАлся **************
Top  Profile send PM Homepage
 
Beroma Posted: 23.10.2006, 01:06
Инженер
Инженер
Beroma

registered: 11.04.05
Posts: 1006

Moscow
  
last visit: 26.08.11
bolotinВ тоже время оба примера о том что шли на шаг с заранее известными результатами, ты тут меня не убедишь.


О том известен ли был результат Ираклию или Леониду, нам ничего не известно. Но предположить другой результат современники (да и потомки:) могли. Не буду сейчас разбирать Фермопилы, тема немного другая (может быть в другом более "живом" месте:)) А вот о Ираклие, можно.

Например (по этому периоду я не все данные еще собрал и обработал, застрял сильно на средневековье пока):

Битва при Кирбулахе 1751.07.28
Азат Хан - 18-40 тысяч воинов по разным данным (более реальная цифра - 18)

Битва при Мчадиджвари 1754
Нурцал Хан (аварцы)- 20-25 тысяч воинов

Квареьская битва 1755
Нурцал Хан (аварцы) - 20-25 тысяч воинов

Аспиндзская битва 1770.04.20
Турки - 6 тысяч отборных турецко-лезгинских воинов (потери ~4000)

Поход Омар хана 1785
Омар Хан (аварцы) - 20-25 тысяч воинов

А у Ираклия в то же время было по 2-3 тысячи воинов. Т.е. Иракли умел и любил :) побеждать более сильного в численном отношении врага. Потому думаю что предположить победу Ираклия в Крцаниси можно было. Тем более что всеже в первый день у Саганлуга иранцы были разбиты, и собирались уже отступать.





"Несмотря на кучу недостатков, горячие сердцем, светлые духом и
благородные по натуре наши соотечественники были бы способны творить
чудеса, если б их не охлаждали и не успокаивали вечные снега Кавкасиони..."

Н. Думбадзе
Top  Profile send PM
 
Beroma Posted: 23.10.2006, 01:18
Инженер
Инженер
Beroma

registered: 11.04.05
Posts: 1006

Moscow
  
last visit: 26.08.11
Wened
Ой ли? Судя по всему карта (шрифт, стиль написания) принадлежит все же какому-то старому академическому изданию. Да и не говорите мне, что новогрузинские учебники печатаются на языке оккупантов.


Это известное Тбилисское издание «Мецниереба». Оно печатает как на грузинском так и на русском, на последнем аккурат для «оккупантов», ибо среди них есть много изучающих, да и кафедры кое какие остались еще (тираж кстати всего 1200) .
Но вот посмотрел год…1990-й…ммм…думал свежее…может и ошибся в оценке именно этой книги, но то что дано наклонным шрифтом (в посте выше) из трудов уже точно 2000-ых годов.

Wened
Ну, как видите, все вполне официально. Этот автор, насколько я понимаю, преподает будущим российским дипломатам (коли в МГИМО). Книга свежая, год издания вроде бы 2001й. Да и «мы вам все» это скорее в ответ на «эта земля знала турецких, монгольских, русских захватчиков».


Либо наоборот…ну да это ИМХО неинтересно выяснять.

Wened
Не понял, а в чем противоречие?


В том что у ЮО-й стороны есть некие документы говорящие о том что ЮО (!) входила в состав РИ без Грузии, да и раньше ее. Если не ошибаюсь они говорят о 70-х годах… Правда судя по картам и документам немного не так :)
Так если павел :) требует у Ираклия снос Владикавказа? Кому он пренадлежит? => Ираклию :)



"Несмотря на кучу недостатков, горячие сердцем, светлые духом и
благородные по натуре наши соотечественники были бы способны творить
чудеса, если б их не охлаждали и не успокаивали вечные снега Кавкасиони..."

Н. Думбадзе
Top  Profile send PM
 
Wened Posted: 23.10.2006, 01:42

Wened

registered: 18.05.04
Posts: 588

СПб
  
last visit: 26.08.11
Beroma
В том что у ЮО-й стороны есть некие документы говорящие о том что ЮО (!) входила в состав РИ без Грузии, да и раньше ее. Если не ошибаюсь они говорят о 70-х годах… Правда судя по картам и документам немного не так :)

Ну это собсно тоже не очень интересно выяснять. вопрос скорее насколько осетины по ту сторону (южные) Хребта контролировались Ираклием, и могли ли они по собственой воле писать какие-то просительные записки в Петербург. Впрочем, полагаю в то время величиной они были настолько малой, что вряд ли их записки (даже если они были) рассматривались всерьез. в общем, скорее всего, карты, включающие территорию современной Ю.Осетии в государство Ираклия не врут. :)
Beroma
Так если павел :) требует у Ираклия снос Владикавказа? Кому он пренадлежит? => Ираклию :)

Почему Павел, при чем тут он? Это же Ахалцихский паша требовал.
Впрочем к этим пунктам я тоже с некоторым сомненем подхожу.
Требовать от Ираклия вывод русских войск - можно. Причем косвенно Ираклий мог это устроить, путем перекрытия фуражирования (проблемы с этим были предметом постоянных жалоб наших войск, начиная с упомянутого Тотлебена), не портя отношений с Россией явно.
Признание Султана сюзереном - понятно. Срытие Военно-грузинской дороги (хотя бы ее грузинской части) - понятно.
Но вот Владикавказ. Он располагался явно не на территории Ираклия, но аккурат между осетинами и ингушами. Предъявлять требование срытия оной крепости турки могли только России. Хотя паша мог озвучивать свои хотелки Ираклию, дабы тот как-то лоббировал сей вопрос.
Впрочем ведь турки добились своего - на какое-то время мы его покинули. тут стоит пристальнее рассмотреть восстание Мансура-Ушурмы. ведь серьезные силы он собрал. отрезал Закавказье напрочь.
а роль турок в организации и финансировании восстания никем и не оспаривается. т.е. Турция могла действовать на Кавказе руками многих. и очень активно работала в этом направлении.



************** ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ЗАБЛОКИРОВАлся **************
Top  Profile send PM Homepage
 
Beroma Posted: 23.10.2006, 01:58
Инженер
Инженер
Beroma

registered: 11.04.05
Posts: 1006

Moscow
  
last visit: 26.08.11
Ну насколько я помню (спать охота все же) осетины с "той" стороны проживали в Арагвском и Ксанском эриставстве (кстати по основному вопросу темы, скорее всего в арагвском отряде были и осетины), т.е. Иракли их контролировал настолько насколько контролировал эриставства, кстати упраздненные им, помоему в 1765-ом.
Да и "за хребет" судя по картам и описаниям распространялась его власть, но вот насколько "далеко" и входил ли туда Владикавказ :) (врядли конечно) это завтра "копать" буду :)
а пока карта:


WenedПочему Павел, при чем тут он? Это же Ахалцихский паша требовал.


Ну а я что сказал? Ахалцихский Паша :)) (полуношные шутки:)





"Несмотря на кучу недостатков, горячие сердцем, светлые духом и
благородные по натуре наши соотечественники были бы способны творить
чудеса, если б их не охлаждали и не успокаивали вечные снега Кавкасиони..."

Н. Думбадзе
Top  Profile send PM
 
bolotin Posted: 23.10.2006, 09:08
Инженер
Инженер
bolotin

registered: 13.12.05
Posts: 1000


  
last visit: 12.05.18
Beroma
bolotinВ тоже время оба примера о том что шли на шаг с заранее известными результатами, ты тут меня не убедишь.

О том известен ли был результат Ираклию или Леониду, нам ничего не известно. Но предположить другой результат современники (да и потомки:) могли. ...

Ладно, Дато - давай не будем начинать вопрос не относяшийся к теме. Просто скорее всего в спешке не те слова подобрал. Я имел ввиду что подобного рода пожертвования и "прикрытие отхода" сплошь и рядом в истории войн. И естественно большая часть подразумевала самопожертвование за других. О чем тут спорить? Шанс везения конечно всегда есть, но это просто везение...
Top  Profile send PM
 
Laz Posted: 13.09.2007, 06:34



registered: 06.09.07
Posts: 13


  
last visit: 26.08.11
bolotin
Beroma
bolotinВ тоже время оба примера о том что шли на шаг с заранее известными результатами, ты тут меня не убедишь.

О том известен ли был результат Ираклию или Леониду, нам ничего не известно. Но предположить другой результат современники (да и потомки:) могли. ...

Ладно, Дато - давай не будем начинать вопрос не относяшийся к теме. Просто скорее всего в спешке не те слова подобрал. Я имел ввиду что подобного рода пожертвования и "прикрытие отхода" сплошь и рядом в истории войн. И естественно большая часть подразумевала самопожертвование за других. О чем тут спорить? Шанс везения конечно всегда есть, но это просто везение...


Prosto vezenia? Vezet silnim duxom i serdcem
Top  Profile send PM
 
Goto page : Previous Page 1 | 2


Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org