FORUM :: ФОРУМ  
Грузия: новый портал  
Домой | По разделам | Последние 80  
Домой
Профиль
Вопросы
 
Поиск
 
Форум  (80)  (К)
Фотогалерея
Файлы
Публикации
Журналы
Рецепты
Ссылки

1992
В Тбилиси подавляется попытка переворота, совершенная сторонниками смещенного президента Грузии Звиада ГАМСАХУРДИА.

search pnForum latest posts Note: Registered users can subscribe to notifications about new posts Note: Registered users can subscribe to notifications about new posts

to previous topic Print topic to next topic

Start ::  ПОЛИТИКА ::  Новости ::  Код доступа
Moderated by: Модератор форума "Политика"

Bottom 

Код доступа

Dimaa2 Posted: 05.06.2011, 21:44

Dimaa2

registered: 12.12.07
Posts: 792


  
last visit: 27.04.15
Юлия Латынина, журналист

+7 985 970-45-45. Надо сказать, что на этой неделе я не утерпела и поехала, все-таки, в Грузию посмотреть, как там продвигается свержение кровавого режима Саакашвили. И не могу не поделиться парочкой впечатлений.

Ну, первое впечатление очень сильное. Глава МВД Вано Мерабишвили повез меня на автомобильный рынок, который находится минутах в 10 езды от Тбилиси, и там организована система регистрации машин, когда ты можешь зарегистрировать машину, поменять номера, все, что угодно, ну, где-то минут за 10. Примерно за столько же ты можешь поменять права, за полчаса, наверное, ты можешь на права сдать – там рядом стоит комнатка, ты заходишь, там стоят компьютеры, ты без всяких посредников и без всяких курсов на эти права сдаешь прямо на компьютере, отвечая на вопросы, генерируемые на экране. Потом ты идешь, сдаешь практическое вождение. Пока ты от практического вождения доходишь до будки, там уже готовы твои новые права. Это такая... И Вано мне очень сильно хвастался, что, вот, дескать, сейчас в Грузии самый большой экспорт – это экспорт автомобилей, несмотря на то, что Грузия автомобилей не производит. Просто потому, что Грузия стала транзитной страной, в которой изумительно легко зарегистрировать машину (это, вот, как я уже сказала, занимает, действительно, буквально считанные минуты), и это такое, совершенно непредставимое зрелище для человека, который помнит проблемы российского техосмотра, которого в Грузии нет вообще.

И оно меня очень впечатлило вот почему. Что при этом организованном в государстве центре находится тот же частный рынок, принадлежащий Приватбанку, крупнейший в Грузии, на котором продают машины. И все это специально расположено от города достаточно далеко на территориях, которые можно дальше развивать, и рядом будут возникать еще другие частные рынки, которые государство заранее предусмотрело, что они будут продавать территории. Несколько уже строятся. И, вот, когда мне Мерабишвили всем этим хвастался, он мне жутко напомнил бизнесмена, который хочет оказать как можно большее количество услуг населению за как можно меньшее количество времени и как можно меньшее количество затрачиваемых этим населением усилий.

И меня это очень впечатлило потому, что я искала примеры, вот, что должно делать государство для модернизации. Это такой, идеальный пример, хотя торговля автомобилями – это не совсем модернизация, но, вот, это называется «создание инфраструктуры». Государство максимально облегчает ситуацию. Оно не торгует автомобилями само, оно не изобретает гениальные способы торговли автомобилями. А дальше оно отдает вокруг рыночки, которые возникают.

И вторая история, которая меня тоже очень порадовала. Я поехала в Батуми, и там стоит такая штука новая, называется Дом юстиции. Вообще, весь Батуми сильно преобразился. Я как-то уже говорила, что при Абашидзе это была набережная двухкилометровая, вокруг которой находилась помойка. Потом набережная была 5 километров, когда я в прошлый раз приезжала. Сейчас эта набережная 8 километров, будет строиться 25. Причем, она не просто 8 стала из 5-ти, она стала при этом еще втрое шире. На ней кроме бесплатного WiFi в ближайшее время появится велосипедная дорожка, и велосипеды будут сдаваться в аренду как в Европе. Появилась, ну, там масса каких-то вещей. Там был старый страшный судостроительный завод, на котором Абашидзе делал те самые знаменитые морские катера, из которых было сделано 2 штуки (батумское Сколково). И вот этот завод полностью снесен – на его месте парк, не какой-нибудь девелоперский проект. Вся практически земля в городе продана иностранным фирмам – я об этом уже говорила. Какие-то пятизвездочные отели уже стоят, какие-то типа Рэдиссона открываются буквально через месяц. Но, вот, самая такая интересная штука посреди города, еще довольно загаженного – там масса пятиэтажек старых, оборванных, которые, кстати, раньше казались вполне приличными. Ну, казалось, что это неизбежное зло. Вот теперь на фоне этого перерождающегося города, который сбрасывает с себя совок как змея шкуру, эти пятиэтажки вдруг кажутся абсолютно чудовищными, и ты понимаешь, что рано или поздно их будут сносить. Собственно, их будут сносить, видимо даже, достаточно рано.

И, вот, посреди этих еще пятиэтажек стоит новая такая кукурузина стеклянная – это Дом юстиции. Там то же самое, как с полицией, там за 10 минут можно получить паспорт, зарегистрировать фирму. Собственно, меня туда повел губернатор региона Леван Варшаломидзе, а заодно он получил свой паспорт. Я, как бы, наблюдала за процедурой: он подошел к окошечку, ему выдали бирочку с номером, в какую кассу идти. Он тут же пошел в эту кассу, потому что множество было касс свободных (было видно, что очереди нет вообще). Единственное, в чем был не совсем чистый эксперимент: Леван получал дипломатический паспорт, и он получал его сразу. А обычный человек может получить паспорт в течение дня, тогда ему придется заплатить, по-моему, 220 лари – это где-то чуть меньше 200 долларов. Или прийти, там, через какое-то время. Ну, опять же, это у него займет, сам процесс прихода и сам процесс стояния не больше 5-10 минут. Да, и стоила вот эта стеклянная кукурузина 9 миллионов долларов. И когда я задумалась, там, сколько бы оно стоило в России, 300 миллионов, 400 миллионов... Понятно, что это идиотский вопрос: никто в России современной не построит такую штуку, где все юридические услуги, которые оказывает государство, от регистрации брака до, там, регистрации компании можно сделать за 5-10 минут, не отходя от кассы.

Ну и пожалуй еще третье такое, маленькое впечатление, которое тоже в своем роде замечательное. Как раз пока я была в Грузии, выступил бывший министр обороны Ираклий Окруашвили по российскому телевидению и рассказал, что Грузия укрывает террористов, что там скрывается или скрывался Доку Умаров, и что американцы там делают бактериологическое оружие. И, вот, ровно через пару часов после этого выступления мне и Илларионову, который тоже со мной был (но он был независимо от меня – мы просто там пересекались), звонит... Мне передают, что меня разыскивает какая-то Анна Жвания. Кто такая Анна Жвания – не знаю. Значит, наконец, Анна Жвания до меня дозванивается и она оказывается одним из руководителей вот этого самого центра, где, якобы, производится бактериологическое оружие, и она меня, Илларионова и Ларису Буракову, автора замечательной книжки «Почему у Грузии получилось» тут же приглашает этот центр посетить. Таким образом, видела я бактериологическое оружие своими глазами.

Естественно, нет там никакого бактериологического оружия. Более того, там еще вообще ничего нет, иначе бы мы, конечно, ничего не увидели по одной простой причине – потому что это, действительно, биологическая лаборатория, это биологическая лаборатория, которые начали создаваться США во всех республиках бывшего СССР, в том числе и в России. Они есть везде за исключением Узбекистана. И везде они занимаются одним и тем же – они абсорбируют опыт российских ученых, занимавшихся этим делом, ровно с тем, чтобы они не убежали в Ирак и не занялись бактериологическим оружием там. И поэтому в этих лабораториях, вот, всего, что связано с оружием, боятся как огня. Помимо того, что в них присутствует гигантское количество известных западных ученых в совете директоров или попечительском совете, там специально все так устроено, чтобы исключить возможность двойного применения, чтобы, там, не было аппаратуры, позволяющей произвести соответствующие болезнетворные агенты в достаточных количествах, чтобы не было способа их передачи. А есть чистая исследовательская часть, которая занимается местными болезнями (к сожалению для грузин). Они очень об этом плакали. Я спрашивала: «Ну, будете ли вы заниматься африканской чумой?» Они сказали: «Ну, вот, когда мы станем большими и богатыми, и известными во всем мире, надеюсь, что к нам и чуму привезут». А так пока, вот, только местную какую-нибудь туляремию. И я спросила: «Как же вы будете окупаться?», на что они мне ответили: «Нет, это мы будем окупаться лет через 7-8, потому что все наши крупные фармацевтические компании – у них есть спрос на этот вид услуги, на проверку в подобных лабораториях очень высококлассных, и, соответственно, они нам будут платить большие деньги, и мы надеемся через 7-8 лет окупаться, и вот тогда получить аж африканскую чуму». И, конечно, мне лично было очень интересно. Потому что, еще раз повторяю, эта штука еще не работает. Если бы она работала, то никто нас на объект с таким уровнем биологической безопасности не пустил по той простой причине, что мы там не привитые, действительно, каким-нибудь дерьмом бы заразились.

Очень я Илларионову потом рекомендовала посмотреть шкаф для жарки кроликов. Очень впечатляет. Такой гигантский стоит автоклав и в него заезжают клетки с кроликами. Правда, мне честно сказали, что клетки отдельно, а кролики отдельно. Но все равно впечатляет. Вообще, очень похоже по своим принципам на микроэлектронное производство – такие же приемы достижения чистоты.

Но, вот, почему я это рассказываю? Меня поразило вот что. Что вот эта женщина, Анна Жвания, она приняла решение мгновенно. Она не согласовывала с начальством, она не согласовывала с высшими... Она приняла решение почти как предприниматель, как тут сказали какую-то глупость, которую, естественно, не перестанут говорить, про этот центр. Ну, давайте мы его покажем всем, кому можно? Я думаю, что если российские военные захотят, они тоже с удовольствием его покажут. Правда, российские военные, конечно, скажут, что все равно там есть секретные подвалы, и вот там-то стоят ферментаторы и что-то варится.

Теперь такой простой вопрос. Вот, я только что говорила про машину, которую можно зарегистрировать за 10 минут, такая мечта недостижимая для российского нынче обывателя. Про паспорт, который можно получить за 10 минут. Про абсолютно изменившуюся страну. То есть это была страна, в которой в 2003 году министр МВД ездил провожать в аэропорт вора в законе. А сейчас это страна, в которой количество преступлений упало ровно вдвое с 2005 года. Такого не бывает. Вот, приезжают эксперты и говорят: «Такого не бывает». Сейчас это страна, в которой уволено было 18 тысяч полицейских, прокуратура сокращена там, по-моему, раз в 5. И возникает вопрос: если все это так просто, почему это не делают другие страны? Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45, я продолжаю о Грузии. И, собственно, не о Грузии, потому что это разговор о реформах, о том, почему, если Грузия, не производящая машины, может иметь крупнейшую статью экспорта в виде машин, почему же это не могут сделать все соседние страны? Ответ очень прост: группа интересов.

Вот у нас тут на «Эхе» пару недель назад позвонил какой-то тип и разорялся, что из-за того, что отменили техосмотр, исчезло 20 тысяч рабочих мест. В кавычках «рабочих мест», я бы сказала «взяточных мест». Это у нас только один техосмотр отменили и то на год, и то как-то криво и косо. Спасибо и за это, так сказать, спасибо родимому правительству искренне. Но вы представляете себе, сколько рабочих мест такого рода отменили в Грузии с этой реформой?

И, вот, когда смотришь на общий знаменатель всех людей, которые оказались в оппозиции Саакашвили, я имею в виду всех заметных людей – я не имею в виду тех несчастных пенсионеров, которые получают мизерную сумму денег и всегда думают, что если кто-то другой придет к власти, то вдруг он им отвалит, каждому по 1000 долларов. У всех этих людей кроме одного исключения, о котором я скажу позже, есть одна общая черта: им отказали в просьбе. Вот, абсолютно такой, хрестоматийный в этом смысле пример – это Эроси Кицмаришвили, бывший хозяин Рустави-2, один из устроителей революции, потом бывший посол в России, а сейчас он в оппозиции вместе с Ираклием Окруашвили, бывшим министром обороны.

Как и Бендукидзе, рассказал мне Эроси замечательную историю, которая полностью его характеризует, всю ситуацию. Эроси, который полагал себя одним не просто из лидеров революции, но и бенефициаром, потому что Рустави-2 как телекомпания очень много сделало для победы революции, входит в кабинет Кахи, который только что назначен министром экономики, в клетчатой рубашечке, покручивая на пальце брелки от ключей и говорит: «Что за безобразие? Я тут пару недель назад написал письмо в правительство Грузии, чтобы мне в награду за мое участие в революции, отдали то-то, это, пятое-десятое, а мне до сих пор не отдали?» На что Каха говорит: «Пошел вон», потому что так у него было условлено с Саакашвили. На что Эроси говорит: «Ну, тебе еще позвонят». Вот этот человек сейчас в оппозиции.

Абсолютно та же история у Ираклия Окруашвили, который, действительно, член группы единомышленников, который в свое время до революции был очень хорошим юристом, который лично Саакашвили приведен в политику, и у которого крыша полностью слетела от власти, который, будучи министром обороны, там мог в человека для смеха вхолостую стрелять. Правда, для смеха. Он еще для смеха любил в своем ближайшем окружении сигары, начиненные порохом, раздавать. Они там не до самого конца были начиненные порохом. То есть они когда взрывались, там максимум обожжешь лицо. Надо сказать, что он сам эти сигары тоже курил. То есть он их курил и отдавал по кругу – такая русская рулетка, такие шуточки.

Да, там еще была замечательная история с футболом, в который играли на минном поле. Но тоже мины были не очень сильные, но, мне кажется, вообще забавная история там, новый вид спорта: футбол на минном поле. Пораниться, правда, было трудно, но испугаться можно.

И с Окруашвили случилась абсолютно та же самая история. Потому что когда стали сажать его близких людей, полицейских из Хашури, которые что-то там украли, он пришел и говорит: «Это Вано против меня копает». Ему говорят: «Да всех сажают». Вот, в том же самом Батуми, о котором я только что говорила, там сажали на таможенном посту с Грузией штук 3 или 4 поколений таможенников, пока они не поняли. Там, кстати, только что открыт новый таможенный пост, он был открыт не то 1-го июня, не то накануне, и это тот самый таможенный пост, на котором при Абашидзе начальник местной таможни, приятель сына Абашидзе вытворял, ну, такие вещи, которые, мягко говоря, самое мягкое, что можно сказать, это контрабанда. Теперь у этого таможенного поста единственная проблема, которая заключается в том, что турецкие таможенники гораздо более коррумпированы, и в том, что пропускная способность этого поста, который, опять же, выпускает машины и люди не выходят из машин, она такова, что на турецкой стороне возникают заторы.

Да. Так вот. И Окруашвили, когда видит, что арестовывают его людей, воспринимает это не как наведение порядка, а как то, что арестовывают его людей.

И самое смешное, что в эту категорию попал Владимир Владимирович Путин, потому что Саакашвили же первый свой официальный визит в качестве главы государства нанес именно в Москву. И хорошие отношения с Москвой были для него настолько важны, что он молился перед встречей с Путиным. Но на этой встрече прозвучала одна знаменательная фраза, именно Владимир Владимирович сказал: «Ну да, все мы там договоримся, только не трогайте Хабурзанию. Хороший человек, на своем месте». Хабурзания в то время был министром госбезопасности. Напомню, это было то самое замечательное время, когда министры МВД провожали в аэропорт воров в законе, а вот та самая безопасность, в ведении которой находилась, кстати, контрразведка, брала деньги со шпионов иностранных государств и они продолжали шпионить.

Ну, соответственно, оставить Хабурзанию было, ну, помимо того, что это противоречило основному тренду реформ, которые уже начались, но это как приставить пистолет чужой рукой к своему виску и ждать, пока чужая рука спустит курок – это не мое сравнение, это сравнение Илларионова. Соответственно, Хабурзания – он был даже не уволен, он был очень уважительно назначен первым замглавой прокурора. Но, судя по всему, в Кремле это произвело шоковое впечатление, и, опять же, по словам Илларионова, я этот секретный указ не видела, я сильно подозреваю, что Илларионов его не видел, очень скоро был издан секретный указ, который был связан как раз с мерами по борьбе с Грузией.

Дальше вся история Грузии, собственно, заключается в том, что, с одной стороны, есть вот эта непрерывная череда реформ, а с другой стороны, есть люди, группы интересов которых остались вне реформы, как-то они между собой объединялись всегда в разных комбинациях. Например, в митинге в ноябре 2007 года (я уже говорила) главный был Патаркацишвили. Причем, это был, действительно, грандиозный митинг. Это митинг, в котором приняла участие как минимум сотня тысяч человек, потому что это был пик усталости от реформ. Это было повышение жилищной платы, это было разрушение гаражей – Саакашвили возвращал городу Тбилиси европейский облик, которого тот, кстати, особо никогда не имел. И соответственно вне зависимости от того, кто там вертел этими людьми, они вышли на площадь добровольно. Они вышли на площадь 2 ноября, постояли, стали расходиться. 9 ноября их ночью оставалось, ну, там максимум человек 100, и тут полиция стала – даже не полиция, а санитарные службы – хотя, тут я не стояла, может, это была переодетая полиция, не буду врать – они там стали чистить эту площадь, думая, что митинг уже разошелся. Тут после этого прибегают 1,5 тысячи человек, которые реально были наняты Патаркацишвили, которым реально были заплачены деньги, начинают дубасить эту полицию и по Имеди все это выходит как Саакашвили разогнал мирный митинг.

И вот тогда после этой истории, которая вовсе не «разогнал мирный митинг», которая очень сложная. С одной стороны, в ней есть очевидное недовольство народа, а с другой стороны в ней есть очевидная злая воля. Последовала очень сложная реакция Саакашвили. Во-первых, он перенес срок президентских выборов, тем самым объявив, как бы, референдум о вотуме доверия или недоверия своему правительству. А во-вторых, он уволил премьера Ногаидели, и это единственный тот самый человек, который с моей точки зрения является исключением, который был уволен и оказался в оппозиции впоследствии не потому, что ему что-то не дали, или потому, что он что-то не так делал, а это была, действительно, вот, чисто по макиавеллевской схеме пожертвованная фигура. Ногаидели был очень непопулярный, очень угрюмый премьер, который... Очень, кстати, неприятно то, что нынешние власти (и даже я видела, это в интервью Бураковой сказал Саакашвили сам) говорят о его коррупции. При всей неприятности этого человека, который первым проторил дорожку Путину после 2008 года, который не имеет никаких шансов как лидер оппозиции, потому что он и как премьер-то был чудовищно непопулярен, и ассоциируется с самыми неприятными местами реформы Саакашвили, этот человек, на самом деле, не был замечен в коррупции в момент премьерства. Когда он перестал быть премьером, он попытался как-то обратить в наличные свой достаточно высокий статус, он там вступил в коммерческое партнерство девелоперское, которое кончилось неудачей после 2008 года. Вот, собственно, после этого он поехал в Москву. Но вот это тот человек, который, как я уже сказала, исключение из правил – не то, чтобы ему чего-то не дали.

А дальше был митинг 2009 года, о котором тоже я говорила в прошлый раз, когда оппозиционеры очень хотели, чтобы их побили. Дальше был мятеж в Мухровани – там его главным организатором был такой профессиональный мятежник, которого звали Отанадзе, который несколько раз устраивал мятежи при Шеварднадзе и все время получал повышение в должности. И вдруг он нарвался на другое государство, в котором, извиняюсь, когда устраиваешь мятеж, получаешь не повышение в должности, а получаешь по башке.

А дальше были еще и теракты – это самый неприятный для меня момент как для гражданки России, потому что по утверждению грузинского МВД там было несколько групп. Собственно, самый последний несостоявшийся теракт не состоялся 2 июня. Тогда грузинское МВД арестовало двух человек, двух гальских грузин – это Тамила Бения и ее спутник, которые ехали, по их словам, бросить бомбу в мусорный бак возле рынка в Сенаки.

Я почему об этом говорю? Дело в том, что я тут хочу сделать анонс. Сегодня утром я говорила с арестованной Тамилой Бения. Мне поздно вечером вчера позвонил глава МВД Вано Мерабишвили и сказал, не хочу ли я взять у нее интервью. Я поняла, что Вано нас, «Новую газету», естественно, использует в каких-то своих комбинациях, я анонсирую это интервью – оно, мне кажется, очень важное для понимания того, как и почему происходят такого рода теракты в Грузии. У Вано я попросила в ответ только одно, уже после. Я не буду пересказывать это интервью, читайте его в «Новой газете». Не так часто удается российскому журналисту брать интервью у человека, арестованного грузинской полицией за совершение теракта, который со слов этого человека, мне сказанных, заказывали российские офицеры.

Так вот, я попросила у Вано только одно – что он нас использует в каких-то своих политических схемах, мы это понимаем и мы просим только одного: снисхождения, скидки сроку Тамиле Бения. На что, надо сказать, глава МВД всемогущий ответил: «Это вопрос к Генеральному прокурору». Спасибо.

Так вот, возвращаясь к некоторым другим терактам, забавно, что они были, как бы сказать, очень непрофессионально устроены. Вот, другая группа, которая тоже перед этим была арестована, там ее возглавлял такой человек, которого звали Гогита Аркания, который был замечателен тем, что он из-за коэффициента интеллекта не смог пройти тест и пройти в полицию. Более того, он не смог сдать на права.

И очень похоже, к сожалению, были устроены беспорядки вот эти вот. Или, там, попытка свержения кровавого режима. То, что произошло 21 мая, 26 июня и то, что госпожа Бурджанадзе, с которой я встречалась, рекомендует называть там протестом против диктатуры Саакашвили. И даже она сравнила в другом интервью, не лично мне, режим Саакашвили с Северной Кореей. Возникает вопрос: если режим Саакашвили – Северная Корея, почему же госпожа Бурджанадзе на свободе? В конце концов, ее кортеж задавил двоих человек, и это каждый может видеть на видео.

Так вот. Вот, как была устроена эта попытка? Среди прочего, вот, просто замечательный момент. Там была группа некоего Хачишвили, которая была арестована в количестве 24 человек. Это были вооруженные ребята, которые сидели в одном из монастырей (но там очень странный начальник был у этого монастыря) и ждали, когда они двинутся на помощь восставшим народным массам. Им еще говорили, что им на помощь, этим 24-м из Южной Осетии придут 2 тысячи грузин. Хачишвили – это, кстати, бывший зам Георгадзе, то есть это, знаете, вот, какой-то уже плюсквамперфектум.

Так вот, когда этих орлов поймали, то их спрашивают: «Ребят, а вообще на что вы надеялись?» На что один из этих орлов говорит: «А мы думали, что Вано (ну, в смысле, глава МВД Вано Мерабишвили – как я уже сказала, грузинское МВД профессионально работает, это такой грузинский Моссад, оно знает все, действительно). Вот, а мы считали, что Вано с нами», - отвечает этот арестованный. «А как ты мог в это поверить?» - спрашивают его грузинские полицейские. Этот арестованный (к вопросу об IQ) рассказывает замечательную историю: «Да я, - говорит, - сам сначала не поверил. Но потом мне, вот, вербовщик говорит, что Вано уже обо всем договорился с Нургалиевым, и они будут встречаться в Ереване». И я включаю телевизор и, действительно, вижу Вано в Ереване. А там в Ереване был какой-то праздник полицейский, и, действительно, Вано и Нургалиев туда приехали.

И, вот, когда я разговаривала с Нино Бурджанадзе, у меня, конечно, было такое, абсолютно странное ощущение, что я разговариваю с человеком, который... Ну, там первый же мой был вопрос: «Вот, вы говорите в разговорах, которые записаны МВД между вами и сыном (а жучок ей, судя по всему, всадили прямо в системный блок компьютера) о том, что там должно быть 500 трупов, и тогда спецназ ГРУ придет на помощь». Она мне отвечает: «Я имела в виду совсем другое. Я имела в виду, что если Саакашвили решится на пролитие крови, то это даст повод врагам Грузии вмешаться в ее внутренние дела». Я говорю: «А откуда вы надеялись собрать 30 тысяч человек?» Она говорит: «А они там собрались». Я говорю: «А, вот, вы говорите, что у вас была мирная демонстрация. А как же коктейли Молотова, которые вы готовили?» - «А мы не готовили никаких коктейлей Молотова». «А как же рогатки, которые должны были стрелять шариками, о которых там тоже много показаний?» - «А мы не готовили никаких рогаток». Но надо сказать, что вот тут госпожа Бурджанадзе почти права, потому что когда я спросила в МВД, что случилось с рогатками, почему они, действительно, не использовались, то там Шота Утиашвили, официальный их представитель ухмыльнулся и сказал, что рогатки пропали по дороге. Потом признались, что рогатки производил, видимо, их человек. Я там вообще думаю, что из 74 глав организаций, которые у Нино были на местах, там штук 70, наверное, работало на МВД. И поэтому когда госпожа Бурджанадзе мне рассказывает, что там куча народу не приехала, потому что были задержаны автобусы, потому что там люди пропадали бесследно целыми пачками, 300 человек было арестовано, я вдруг с ужасом понимаю, что она, ну, не то, чтобы, наверное, верит в то, что говорит. Но происходило следующее. Там был, допустим, человек, который возглавлял от МВД соответствующую организацию подрывную где-нибудь там в Западной Грузии. И, вот, в день митинга 21 мая, когда он должен был поставить свои 500 человек, он звонил и говорил: «А нас тут всех арестовали» или «А наш автобус тут задержали». И когда я услышала, надо сказать, это дело про рогатки, я так, обалдела и спрашиваю господина Утиашвили: «Шота, а скажите, вы уверены, что там, действительно, в коктейлях Молотова был бензин? Вы туда водички не подлили?» На что Шота очень серьезно ответил, что «нет, бензин был настоящий, что Грузия скупила все огнетушители в Закавказье, что каждый полицейский был вооружен огнетушителем». Ну, там отчасти коктейли были не пущены, видимо, в ход от того, что просто было, очевидно, недостаточное количество людей для того, чтобы симулировать народный гнев в этой истории, в которой госпожа Бурджанадзе играла роль, очень похожую на роль Отто Куусинена. А другое, просто там шел дождь, хотя особо коктейлю Молотова это не мешает.

Там, собственно, в чем была затыка? Там грузинские полицейские, действительно, не выдавливали их с площади, а они их всех, действительно, арестовывали, потому что понятно, что на следующий день должен был состояться парад 26 мая в честь дня независимости. Это был вызов. И если бы этих людей выдавили, они бы пришли на парад. Поэтому была задача их именно арестовать, и другой вопрос был – как их арестовать. И вот тут, действительно, случился, на самом деле, я думаю, прокол, связанный с погодой, потому что сначала надо было людей вытеснить на большую площадь, на открытое пространство, чтобы они там не задохнулись, не перемерли. К этому времени там на площади оставалось человек 700, хотя госпожа Бурджанадзе говорит, что их на этот момент было аж 10 тысяч.

Так вот, их надо было вытеснить на эту большую площадь, а там уже принимать. И в МВД спорили, делать это с помощью дубинок или с помощью водометов и слезоточивого газа. И победила та партия, которая настаивала на водометах и слезоточивом газе. Но как вы понимаете, в момент ливня водометы оказались, ну, скажем так, несколько бесполезны, и слезоточивый газ по тем же причинам тоже. И в итоге все свелось к дубинкам.

Так вот это вот такая, с одной стороны, достаточно комичная история. Но когда – и я специально рассказывала про Тамилу Бения, официантку из кафе, которое называется «Кафе «КГБ» в Гале, которая там за 5 тысяч долларов поехала бросать бомбу в мусорный бачок возле рынка в Сенаки и, в общем, не очень, наверное, отдавала себе отчет в том, что она делает. И, вот, госпожу Бурджанадзе я пытаюсь понять, какая разница между госпожой Бения и госпожой Бурджанадзе. Хотя, я, конечно, понимаю, что госпожа Бурджанадзе – это не 5 тысяч долларов.

И что меня во всей этой истории поразило? Это то, что, конечно, на что был расчет Кремля. Ну, понятно, можно там сказать, что они хотели устроить ливийский сценарий как могли. Что, вот, дескать, в Ливии протестуют против кровавого Каддафи, и вы, Запад осмелились бомбить кровавого Каддафи. А, вот, мы вам тоже устроим тут Ливию, и тут будут протестовать против кровавого Саакашвили, и мы тоже введем свои войска. Но я думаю, что это, на самом деле, такая, вот, слишком возвышенная гипотеза, потому что есть более простые объяснения. Есть объяснение, связанное с тем, что, в конце концов, вот, совсем недавно была встреча Медведева и Обамы, и на этой встрече я не знаю, поднимался ли вопрос, но США интересуются деятельностью майора Борисова, которая взрывала американское посольство. США интересуются Бен Ладеном, который взрывал американские посольства, и майором Борисовым, который сделал то же самое. Ну, конечно, другой масштаб, но, в общем, это называется «терроризм». И надо было что-то противопоставить, и, вот, можно было рассказать, что Саакашвили – кровавый тиран, ест людей и разгоняет митинги.

Но можно совсем простую гипотезу привести, что это просто история с освоением средств. Вот, все эти теракты, которые выглядят так смешно. Ведь, мы, в общем-то, не знаем, сколько на них средств тратилось, а сколько списывалось. И, в общем-то, устройство революции в чужой стране – это история, по которой можно списать количество денег, которое не поддается исчислению. И, в конце концов, в Киргизии был устроен мятеж и он удался, потому что Киргизия – фейл-стейт, и в фейл-стейт всегда мятежи удаются. В Белоруссии российская власть помогала белорусской оппозиции в надежде, что либо белорусская оппозиция победит на выборах, либо кровавый тиран Лукашенко ее раздавит – и кровавый тиран Лукашенко ее раздавил, проявив тем самым свою сущность. Ну, и Грузия проявила свою сущность как эффективное современное государство, для которого такие вещи не являются большой проблемой. Но ужас заключается в том, что не взлетим, так поплаваем. Не будет мятежа, так будет возможность где-то в Human Rights Watch упомянуть, что, вот, сурово разогнали митинг. И ужас заключается в том (это самая серьезная вещь, о которой я, все-таки, буду говорить уже на следующей передаче), что современная либеральная мысль считает, что государство обладает такой презумпцией виновности: все, что сделало государство, это плохо, вне зависимости от того, арестовало оно убийцу Политковской как в России, или разогнало оно провокацию как в Грузии. И существует... Никто не судит государство хотя бы по тем же принципам, которые предъявляются к индивидуальному человеку. Все почему-то считают, что государство – это абсолютное зло, хотя оно, как минимум, является злом относительным. Всего лучшего, до встречи, до следующей недели.
http://echo.msk...781225-echo/



edited by: Dimaa2, 05 Июнь, 2011 г. - 21:46


Ra kartveli xar, da ra chabuki, tu ki samshoblos tavi ar anatsvale, es atsvalebda Tsotne Dadians, mets kartveli var da es matsvalebs!

[url]http://kartvelebi.ucoz.ru[/url

Me Saqartveloshi var 5 93 346 000 es chemi nomeria visac gaqvt survili aucilebl
Top  Profile send PM
 
ritsa Posted: 06.06.2011, 11:29

ritsa

registered: 02.04.05
Posts: 2617

Holly Land, Tel-Aviv
  
last visit: 30.03.14
Да..... Слов нет!

Обычно я не читаю такие длинные статьи. Меня на них почему то не хватает. Нет, у меня нет проблем с русским языком. Но всегда думаешь "Ну что они там могут мне обновить..."

Но вот решился и прочитал от и до ... И я просто ошеломлён. Многие факты конечно мне были известны. Все же на Западе живу, свобода слова и свобода прессы... да и заинтересованность не мала. Но вот так в одной статье собрать все За и Против... Молодец.

У меня лишь один вопрос к знающим. Эта Юлия Латынина, журналист - она известная и уважаемая в своих кругах? Т.е. ее читают, прислушиваются, верят ей? Если да, то эту статью нам надо каждый раз выставлять после очередного поста провокаторов-однопостников, каждый раз загрязняющих форум Нукри. Может они бедные не читали этой статьи и не знают истинного положения в Грузии. Надо же им помочь, просветить их, недалёких...

А вот план с рогатками и теми 70 группами, которые не приехали поддержать планы и замыслы Бурджанадзе и др., мне напоминают работу наших ребят тут среди палестинских двоюродных братьев наших. Да и многое по работе спец. органов Вано Мерабишвили напоминает мне нашу тутошнюю действительность. Словом Молодцы!

А всяких там Бурджанадзе и Эроси и Окруашвили (и их близких соратников) давно пора отправить в места отдаленные. Но учитывая что Грузия маленькое государство, и отдаленных мест нет, то я предложил бы купить им билет (даже за счет государства) куда то за пределы Грузии и конечно в одном направлении.



В горах бокалы поднимают не только с целью выпить, а еще и потому, что бокал в руках - повод сказать людям то, что не скажешь в другое время.(Расул Гамзатов)
Top  Profile send PM Homepage
 
Dimaa2 Posted: 06.06.2011, 13:55

Dimaa2

registered: 12.12.07
Posts: 792


  
last visit: 27.04.15
RitsaУ меня лишь один вопрос к знающим. Эта Юлия Латынина, журналист - она известная и уважаемая в своих кругах?

Да Батоно Романи вполне уважаемая журналистка!!!


Ra kartveli xar, da ra chabuki, tu ki samshoblos tavi ar anatsvale, es atsvalebda Tsotne Dadians, mets kartveli var da es matsvalebs!

[url]http://kartvelebi.ucoz.ru[/url

Me Saqartveloshi var 5 93 346 000 es chemi nomeria visac gaqvt survili aucilebl
Top  Profile send PM
 
Dimaa2 Posted: 06.06.2011, 20:41

Dimaa2

registered: 12.12.07
Posts: 792


  
last visit: 27.04.15
«Мне сказали, что жертв не будет»
Обозревателю «Новой» Юлии Латыниной предоставили возможность побеседовать с задержанной Тамарой Бения, которую МВД Грузии считает террористкой, завербованной российскими спецслужбами
2 июня, в день, когда Владимир Путин приехал в Абхазию на похороны Багапша, на трассе Зугдиди — Сенаки, под местечком Читацкари, были арестованы двое гальских грузин — Тамара Бения и Абесалом Чхетия. По утверждению грузинского МВД, это — пятая группа террористов, направленная после 2008 года в Грузию. Одна из предыдуших групп — группа майора Борисова, в частности, несет ответственность за взрыв у офиса лейбористской партии в Тбилиси и возле американского посольства. Последнее обстоятельство привело к тому, что Борисовым, как и бен Ладеном, интересуется ФБР, хотя масштаб их, разумеется, несравним. По утверждению грузинских властей, в начале апреля госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила главе МИД РФ Лаврову, что грузинская сторона представила им неопровержимые доказательства причастности российских властей к теракту против посольства США 22 сентября 2010 года и потребовала прекратить сложившуюся практику.

Поздно вечером 3 июня, накануне моего отлета из Грузии, глава МВД Вано Мерабишвили предложил мне поговорить с Тамарой Бения. Это та журналистская возможность, от которой нельзя отказываться.

Все делалось в страшной спешке. Утром, перед отлетом, я и сопровождавший меня Шота Утиашвили, официальный представитель МВД Грузии, прибыли в здание, где находится КПЗ. Внутри и снаружи — чистенько, ремонт. В силу технического кретинизма я боялась, что мой iPhone не запишет разговор, и попросила второй диктофон. В результате на столе передо мной оказался миниатюрный брелок от ключей. «А как его включать?» — спросила я. «Он уже работает, — заверил меня Утиашвили и уточнил: — Хотите говорить наедине?» — «Конечно, — вежливо сказала я, — но ведь это формальность».

Через минуту входит сухонькая, совершенно несчастная женщина в черном.

Я привожу разговор почти целиком — как документ.

— Как обращаются?

— Нормально.

— Тяжело?

— Конечно.

— Давайте начнем с того, что вы просто расскажете о себе. Имя, где родились.

— Меня Тамила звать (Тамара — по паспорту. — Ю. Л.). Фамилия Бения. Грузинка из Гальского района, село Мухури, родилась 1 августа 1961 года.

— Вы в войну убежали?

— Да. Беженка была. 8 лет назад вернулась. Вроде бы нормально было жить, дом сгорел, но остался участок, с которого орехи можно собирать. Стала работать в пацхе (столовая в виде плетеного домика. — Ю. Л.), официанткой, потом арендатором.

— А где была столовая?

— В Гали, в таком месте, где русские контрактники стоят. Это «канал» называется, там мост в центре Гали, и рядом — контрактники.

— Много ли контрактники оставляли за еду? Сто, двести рублей?

— Да нет, бывало, и по тысяче, и по пятьсот. Всякая была еда. Кучмачи, мамалыга, сациви, хачапури у меня семьдесят рублей стоил.

— Как вас арестовали?

— Я ведь не знала, что тащила. Мне сказали, там жертв не должно быть, от того, что я принесла сюда. Просто шум должен быть.

— Нет, я спрашиваю о самом моменте ареста. Как и где это произошло?

— На маршрутке задержали, километра через четыре после того, как я и Абесалом выехали из вокзала. Три или четыре километра проехали, и тут останавливают маршрутку. А у меня уже чувство было такое, что за мной идут. Останавливают — и прямо, где у меня эта штука, — туда.

— Сколько человек вас задерживали?

— Не помню. Страшно было. Перепугалась.

— Так перепугались, что не помните?

— Что-то помню. Но от испуга, сколько народа было, не помню. Маршрутку остановили. Сразу моментально моего друга Абесалома вниз головой — и на землю. А я сидела прямо за шофером, и меня вот так сразу схватили за шею (показывает, как ее схватили за шею). Я еще испугалась, что эта штука взорвется. Я же знала, что там нитка есть, и говорю, чтобы ее не зацепили. Страшно было. Сама не знала, взорвется или не взорвется. Потом вывели, посадили в машину. Повезли сюда.

— Сразу стали допрашивать?

— Нет. Как завезли, мне просто дали время, чтобы я сама успокоилась. Очень хорошо приняли, воду дали. Лекарства всякие мне дали. Еду предлагали. По-человечески относились. А полчаса я отдохнула, и они спросили — можно допрашивать?

— Тебя или вас? Обращались на вы или на ты?

— На вы. Очень культурно обращались. Они мне сказали, для тебя лучше будет, если ты нам будешь все от души рассказывать.

— Что конкретно они спрашивали?

— Они хотели уточнить, что это такое произошло и зачем я это перенесла. И делалось это для жертв или просто как провокация. И я им сразу ответила, что мне сказали, что это все только для шума. Что жертв не должно было быть. Мне сказали так: езжай в Сенаки, иди там к рынку, выдерни кольцо и кинь в первый мусорный бак у рынка. А я Сенаки не знала, мне пришлось бы расспрашивать, где рынок. Они мне объяснили, мол, пройдешь адвокатуру, потом суд. И будет рынок, а возле него — бак мусорный.

— И сколько килограммов было в бомбе, которую вы должны были кинуть в мусорный бак возле рынка?

— Я килограмм не знаю, но не сказать, чтобы она была тяжелая. Длина вот такая (показывает руками), ширина вот такая (показывает руками).

— То есть бомбу должны были заложить вы и кольцо должны были дернуть тоже вы?

— Да.

— А что же делал ваш спутник?

— Я его взяла с собой просто потому, что боялась. У меня уже страх появился. Уже как женщина… не знаю.

— Люди, которые дали вам бомбу, это кто?

— Это русские войска. Мне они вот так представились: Власов Игорь и Кузьмин Сергей.

— А обязанности у них какие?

— Не знаю. У них военная форма.

— Откуда они вас знали?

— Я когда в пацхе работала, они туда часто заходили.

— И на сколько они отоваривались?

— Их приходило по 4—5 человек. Брали на 2-3 тысячи, иногда и сверху давали за обслуживание: я же и хозяйка, и официантка. Бывало, по 100, по 500 рублей сверху давали. Щедрые.

— И как дело дошло до бомбы?

— Пацха у меня в долг залетела. Там же часто бывало, что кушают и не платят. Бывало, заходит человек 5—6 раз. Я у него спрашиваю деньги, а он отвечает: «Денег нет, ты же знаешь, что я всегда захожу». Русские тоже сделали мне гадость. Контрактники рядом стоят, и все они знают: вот я, вот моя пацха. Он ест в долг, а знает, что у него контракт кончается. Один такой 20 тысяч долг сделал и убежал.

— Вообще большой долг?

— 46 тысяч рублей. Я на рынке зелень, овощи в долг брала.

— То есть большая часть вашего долга — долг торговцам овощами на рынке?

— Да. Гали — маленький район, все друг друга знают.

— И как появились Кузьмин и Власов?

— Появились через моего знакомого. Он мне говорит: «Есть русские, которые хотят с тобой поговорить. По-моему, ты их тоже знаешь». Я: «Что они хотят?» Он: «Я сам не знаю, они сами тебе объяснят, что им надо». Назначил мне место и время, когда я должна была с ними встретиться, и дал деньги на такси. Я взяла такси и поехала в это место, до Галицги. Речка там проходит, за деревьями ничего не заметно. Таксист уехал, а я туда пошла.

— Сколько такси стоило?

— 100 рублей с Очамчиры до Галицги, там и 10 минут не надо, чтобы доехать. Вот я туда спустилась, в назначенное место, и пяти минут не прошло, они приезжают на джипе.

— Как звали посредника?

— Вальмир Бутба.

— Кто он?

— Он был начальник спецназа в Гали, контролировал все (во время грузинско-абхазской войны. — Ю. Л.). Потом он сам расформировал свою группу, а сам он по званию полковник. Теперь он нигде не работает. Я у него подрабатывала, дома бывала.

— Богатый дом?

— Средний. И богаче живут у нас. Ничего такого я там не видела. Еще кутаисская спальня и кутаисская зала у него стоит, ездит он на джипе.

— Джип богатый новый или старый драный?

— Не старый и не новый. Так.

— И что вы подумали, когда Бутба вам сказал, что люди, которые вас знают, зачем-то хотят встретиться в укромном месте?

— Я ему сразу: «Зачем?» и «Кто они такие?» А он ответил (ох, я сейчас уже отхожу от этого шока): «Это твоя воля, согласишься ты или нет. Никто насильно тебя заставлять ничего не будет. Сама решай». О деньгах он со мной не говорил.

— Но дал 100 рублей на поездку.

— Он мне дал 500 рублей.

— Итак, вы спустились к условленному месту…

— Через три минуты джип подъезжает, и, как они вышли из машины, я их сразу узнала. Но я их фамилии и имена не знала, я только помнила, что они ходили ко мне в пацху. Вот они вышли из машины — около машины они не разговаривали, отошли на три метра (тут Тамила начинает сильно волноваться, тянет время). Начали: «Как твои дела?» — ну просто по-дружески разговаривать, как будто мы давно знакомы были. Я, честно говоря, удивилась. И вот они меня затянули в разговор, а потом этот, который представился как Власов, Игорь, — он присел и взял маленькую ветку. А там, в этом месте, трава и песок. И вот он так этой веткой чертит и говорит, смотря вниз: «Ты можешь одно дело сделать?» Я говорю: «Что за дело?» Он: «Ну вот так вот, иди на грузинскую сторону, у нас там дело есть. Если ты сможешь это дело сделать, просто без жертв. Такое дело — хотим, чтобы жертв не было».

— Он уточнил, какое дело?

— Они мне пакет показали, маленький, ну вот как с ваш телефон (показывает на мой фотоаппарат). Маленький пакетик, и показали, где пружина, а где кольцо, чтоб выдернуть.

— Они вам принесли и показали муляж?

— Да.

— В первый же день?

— Да.

— Они сказали, что это взрывное устройство?

— Да, это они сказали, но говорят, что жертв не будет. Ты просто положишь это дело в назначенном месте, и должна снять кольцо. Два кольца с обеих сторон. У тебя есть время, чтобы ты вернулась. Почти час. И вот если я снимаю кольца — эти кольца я должна была обратно принести и им показать, чтобы они были уверены, что я это сделала. Они сказали, что, может быть, грузинское телевидение не будет этого передавать.

— Одно или два кольца вы должны были принести?

— Два. Оба. Я должна была их снять, а потом ее положить. И час у меня есть, сказали.

— Они в первый раз назвали точное место?

— Нет, тогда не назвали. Уже на второй встрече, когда передали эту вещь, назвали. Они сказали, что это хлопушка, ну, как рыбу ловят.

— Бомба была самодельная или заводская?

— Самодельная. Если бы заводская была, были бы номера, а тут просто черный пакет и скотчем замотан.

— И что они вам пообещали за это?

— Когда сделаешь — от трех до пяти тысяч. Долларов.

— А вы?

— Не знаю, что со мной произошло. Я пообещала, но не точно. Я сама не знала, могу или нет.

— То есть вы не сразу согласились?

— Я хотела, чтобы со мной кто-нибудь рядом был. Хоть старый, хоть молодой. Чтобы стимул был. Но оказалось, я не сильная.

— Итак, вы согласились только во второй раз?

— Нет, я дала согласие. Но я сказала, что подумаю и что хочу, чтобы второй человек был рядом со мной.

— И нашли Абесалома.

— Да. Я нашла. Невинного человека. Позвонила ему.

— Кто он вам?

— Он у нас работал, на даче Вальмира Бутбы. Он пастух был у Бутбы.

— То есть вы тоже работали у Бутбы?

— Да, после пацхи я пошла работать к Бутбе. Там ферма у него была. Сыр готовила, коров доила.

— То есть вы работали вместе — вы доили коров, а он пас овец?

— Он к тому времени ушел оттудова. Он дома был. У него ноги больные, психика разрушена. Он нельзя сказать, чтобы адекватный такой человек. Я ему позвонила и сказала, что соскучилась. Мы же друзьями были. Я ему кушать готовила. Привыкли друг к другу. И он согласился с радостью, а я к нему приехала.

— И что вы сказали?

— Сперва, как положено, поговорили про его жизнь, про мою, потом говорю: «Мне русские предлагали одно дело. Я не хочу тебя задеть. Я просто хочу, чтобы ты рядом был». Он мне сразу отказ дал, он говорит: «Брось и езжай домой в Грузию. Не хочу, чтобы ты потерялась». Но у меня в голове уже все как запрограммировано было. Я его стала уговаривать. И вот — довела. А этот человек — у него дом сгоревший. От дома только маленькая комната осталась.

— Вы ему деньги предлагали?

— Конечно, от трех до пяти тысяч.

— Как «от трех до пяти»? Это столько же, сколько предлагали вам?

— Ну я так русским и сказала, что если найду человека, то пусть они ему столько же заплатят, сколько мне. Потом я поехала к себе. Потом опять ему позвонила. Он мне не верил, что, мол, русские прямо так предлагают. Я ему говорю, если не веришь мне — поговори с Вальмиром.

— Он сомневался, что вам заплатят?

— Да, и он сомневался, что я на этот шаг перешагну. Он думал, что я от страха все это делаю.

— Он поговорил с Бутбой?

— Да.

— И что тот ему сказал?

— То же самое. Деньги будут, она согласна, она тебя выбрала. А хотите или нет, вы сами решайте.

— И что было дальше?

— Дальше была моя вторая встреча с русскими, первого, что ли, числа.

— Вместе с Абесаломом?

— Нет, он дома ждал. Я даже ему не давала трогать это все. Он вообще не знал, что у меня лежит.

— Ваш муж жив?

— Я с ним разошлась.

— А с Абесаломом вы просто вместе?

— Нет, я как с мужем разошлась, я чистая женщина. Где Абессалом и где я? Просто мы вместе работали, а я его жалела. У него тоже отец умер. Он еще младше меня. Я как к брату к нему относилась. Он человек душевный, неплохой.

— То есть вы просто хотели дать ему заработать?

— Да. Я ему плохого не хотела. Как и себе. И никому. Они же ведь сказали: «Жертв не будет». Как я могла людей убивать, я себе не представляю.

— И вам на второй встрече передали бомбу? Уже не муляж?

— Нет, новый пакет был. Более или менее большой. И 2530 рублей денег передали на дорогу.

— А сколько стоила дорога?

— Мы без денег перешли. Мы же через воду перешли, где Абесалом живет, черным ходом. Пешком шли в лесу, где Шамгона. Потом такси взяли за три лари. Оно нас довезло до вокзала, а на вокзале уже маршрутка — три лари на человека. Еще я купила лаваш, две штуки — для него и для меня. И ноги у него заболели, я ему прямо на вокзале лекарство купила от ног. Лекарство обошлось в 4 лари. А лаваш стоил 60 тетри. И вода была 50 или 60 тетри. А остальные деньги в кошельке лежали.

— Вернемся к второй встрече. О чем был разговор?

— Я сказала, что нашла второго человека, и вот, мол, как договаривались, от трех до пяти. Они говорят, все будет нормально. Ты ничего не бойся. Ты не показывай людям, что ты боишься. А мы твоей крышей будем. Чтобы никто не встретил, чтобы никто не спросил, что у тебя в сумке лежит.

— Так три или пять? Это большая разница.

— Я так поняла, что пять.

— И ему пять?

— Да.

— А без этих денег вы бы прожили?

— Конечно. Что со мной произошло, не знаю.

— То есть с Власовым и Кузьминым вы встречались всего два раза?

— Да.

— И никакого принуждения не было?

— Нет.

— Вы работали у Бутбы, а вы знали о других подобных случаях — о том, как вербуют гальских грузин для терактов?

— Нет. Здесь уже рассказали.

— Что вы планировали сделать с деньгами?

— Долгов было много.

— Это те 46 тысяч рублей, которые вы должны были торговцам на рынке?

— Нет, не эти. Другие долги. Моего сына здесь поймали за мелкую кражу, за сто лари. У меня же здесь вся семья живет.

— Ваш сын живет в Грузии?

— В Тбилиси. В Самгорском районе. Сын, брат, вся моя семья здесь живет, мать старая, саркома у нее, нога болит. Брат работает в картонном цеху, а сын работал, клал паркет, но где он работал, ему деньги не давали. А у него двое маленьких детей. Ну, он и собрал металл, чтобы сдать, вместе с другом. Друга поймали, а друг сказал на сына. Друга отпустили, а сына посадили. 3 года дали. За 100 лари.

— Так откуда же возникли долги?

— Когда его поймали, деньги надо было заплатить.

— За что?

— Ну, государству платят. Прямо через банк. Мы эти деньги заняли, три тысячи лари.

— То есть ваши основные долги — из-за сына, который сел за кражу в Грузии?

— Да, из-за сына. А у него дети. И чтобы хлеба купить, даже денег не было. (Плачет.) Только это было у меня в голове — ради него. Из-за этого я согласилась. А чтобы людей убивать, я бы не согласилась. Вся моя семья здесь, я курицу не могу убивать. Просто мне объявили, что жертв не будет, и я решилась на все это. Любая мать пойдет на все. Сын мой не хулиган, он ночами вставал, чтобы работать. Он в рваных кедах ходил, чтобы только дети голодные не были.

— Вы удивлены, что они позволили поговорить с вами российскому журналисту?

— Я просто рада. Для меня это уже отдушина.

— Что вам сейчас грозит?

— Тюрьма и вечная жизнь в тюрьме.

— Сколько вам дадут?

— Не знаю. Лет двадцать, наверное. (Плачет.)

Наш разговор закончился — и в кабинет заходит Шота Утиашвили, официальный представитель МВД Грузии. Шота садится на то же место, на котором сидела Тамила. Как легко заметить из нижеследующего, он не остался в неведении о содержании разговора.

— Шота, сколько она получит?

— Сколько она говорила? Двадцать лет? Как минимум. Она же понимала, что только из-за шума ей не будут платить 5 тысяч. Она же не такая дура.

— То есть ей не будет скидки за то, что она сотрудничает?

— Ее поймали с бомбой. Как сказать, что это не бомба, а огурец?

— Сколько людей могла убить такая бомба возле рынка?

— Когда взрывотехники провели лазерное сканирование, они выяснили, что она напичкана поражающими элементами. Эта бомба была предназначена для того, чтобы вызвать жертвы. Со взрывами никогда точно не скажешь, но они могли убить любого в радиусе 10 метров.

— Вес?

— Три-четыре килограмма, мы не можем сказать точно, потому что ее пришлось обезвредить на месте.

— Профессионально сделана?

— Очень. С двумя запалами, там все хорошо было завернуто. Помните, она сказала, что должна была выдернуть два кольца? Дополнительные меры предосторожности. Это не любители, которые делают дешевый вариант.

— У нее с Абесаломом роман? Это были бы их общие деньги?

— Не знаю. Может, она бы дала ему 100 долларов, а себе бы забрала 10 тысяч.

— Что это за 3 тысячи лари, которые она должна была заплатить за сына, который украл на сто лари?

— Залог. Чтобы до суда сын был на свободе. У нас такая система, что если кража — и в первый раз, то тебя отпускают под залог, и потом суд зачитывает сумму залога в счет наказания. Если кража мелкая, можно отделаться штрафом вместо срока. Он заплатил деньги и вместо шести лет получил три года и штраф. Что же до кражи на сто лари — по нашим меркам надо украсть больше чем на 150 лари, чтобы это считалось кражей.

— Кто такие Власов и Кузьмин? Это настоящие имена?

— Арест произошел только позавчера. Мы сейчас это выясняем.

— Кто такой Бутба?

— Боевик. Это один из двух посредников, который вербует гальских грузин. Другого посредника зовут Цхадая. Они оба были оперативниками ГРУ еще со времен афганской войны. И когда ГРУ нужны местные агенты-грузины, которые должны что-то взорвать, они выходят на них через него или через Цхадаю. Принципы вербовки просты — деньги и шантаж. Очень часто шантажируют судьбой родственников, которые у многих на той стороне. Говорят, если вы не согласитесь, у родственников будут проблемы.

— Кого еще завербовал Бутба?

— Кутаисская группа была завербована Бутбой. (Кутаисская группа была арестована в марте 2011-го. По версии грузинской полиции, она должна была взорвать в Кутаиси Дом правительства, Дом юстиции и офис лейбористской партии. Людей забрали в Зугдиди, едва они перешли речку. — Ю. Л.) Батумская группа была завербована Бутбой. (Батумская группа взорвала в мае 2010 года бывшего полицейского, подложив бомбу под сиденье машины. По версии грузинской полиции, это стоило 50 тыс. долл. У них был целый отряд, который долго за ним следил, и, когда один из участников убийства попался за другое преступление и ему засветило 20 лет, он рассказал всё. — Ю. Л.) Группа Гогиты Аркании, которая устраивала взрывы в Тбилиси и, в частности, взрыв около американского посольства, была завербована Цхадаей.

— Как вы вычислили Тамилу?

— Пусть это останется профессиональным секретом.

— Она ни с кем не общалась, кроме Бутбы и Власова с Кузьминым. Единственное, что я могу предположить, — это что кто-то в доме Бутбы уже является вашим агентом.

— No comment.

— Что вы следите за всеми, кто контачит с Бутбой.

— No comment.

Уже после интервью, перед отлетом, мне позвонил глава МВД Грузии Вано Мерабишвили. Он был куда более резок, чем Шота. Он заявил, что Тамила Бения входила в ближний круг Вальмира Бутбы. Что ее кафе было известно как «кафе КГБ» и что она прекрасно знала ее вербовщиков и состояла у них на связи. «Как иначе, — спросил Вано, — если грузинка восемь лет кормит всех русских офицеров, неужели ее не проверят?» Вано сказал, что это непрофессионально — вербовать человека из ближайшего окружения, и что это могло быть обусловлено только визитом Путина в Абхазию. «Кому-то надо было очень срочно отличиться», — сказал Вано.

«Вано, — сказала я, — я прекрасно понимаю, что после публикации этого интервью будет скандал. Вы используете нас. Вы вляпываете «Новую газету» во все это ваше спецслужбистское дерьмо. За это я у вас прошу только одну вещь — сделайте скидку Тамаре Бения. Я даже не собираюсь обсуждать ее моральные качества. Просто ради «Новой газеты» — сделайте скидку».

— Ты это обязана была сказать, — сказал Вано Мерабишвили.

— Я хочу, чтобы вы это услышали, — ответила я.

— Этот вопрос решаю не я, а генеральный прокурор, — ответил всесильный глава грузинского МВД.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

05.06.2011
http://novayaga.../060/21.html


Ra kartveli xar, da ra chabuki, tu ki samshoblos tavi ar anatsvale, es atsvalebda Tsotne Dadians, mets kartveli var da es matsvalebs!

[url]http://kartvelebi.ucoz.ru[/url

Me Saqartveloshi var 5 93 346 000 es chemi nomeria visac gaqvt survili aucilebl
Top  Profile send PM
 
DonnaMa Posted: 07.06.2011, 15:11

DonnaMa

registered: 24.06.07
Posts: 1533

Москва-Тбилиси
  
last visit: 22.10.12
Цитата, tu ki samshoblos tavi ar anatsvale,

упро сцореа "ту мамулс тави ар анацвале" Ладо асатианс асе аквс icon_biggrin
Дима, ам интервиус ганхилва ЭХО-зе Код доступаши ар ааквс?
вер випове рагац, ту гаквс ссилка момеци!!!
Top  Profile send PM
 
Dimaa2 Posted: 07.06.2011, 17:41

Dimaa2

registered: 12.12.07
Posts: 792


  
last visit: 27.04.15
[quoteDonnaMa]упро сцореа "ту мамулс тави ар анацвале" Ладо асатианс асе аквс[/quote]
Madloba shescorenisatvis!
Mado mirveli intervius ssilka ki davde kvemot komentarebic aris mxolo meore Novaia Gazetas saitidan avige da exoze eg statia mgoni ar daudiat!


Ra kartveli xar, da ra chabuki, tu ki samshoblos tavi ar anatsvale, es atsvalebda Tsotne Dadians, mets kartveli var da es matsvalebs!

[url]http://kartvelebi.ucoz.ru[/url

Me Saqartveloshi var 5 93 346 000 es chemi nomeria visac gaqvt survili aucilebl
Top  Profile send PM
 
DonnaMa Posted: 07.06.2011, 18:25

DonnaMa

registered: 24.06.07
Posts: 1533

Москва-Тбилиси
  
last visit: 22.10.12
гасагебиа Дима!Албад шемдег гадацемаши код доступа Латинина илапаракебс ам пактзе.
Top  Profile send PM
 


Частичное или полное копирование материалов с портала «Georgia : Грузия» разрешается
только с письменного согласия главного редактора портала.

 Rambler's Top100 www.nukri.org